Шторм-вор

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Шторм-вор » Район №2 » Кофейня


Кофейня

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

http://s52.radikal.ru/i138/1104/96/b091ffb109c3.jpg

0

2

===============
Переход с кабинета Веспер Эллингтон
По мнению Веспер Бог никто никого никогда не хвалил, он просто был, там, свыше. Возможно, решал какие-то возвышенные проблемы, возможно, осуществлял желания людей, а возможно и вовсе не существовал, в конце концов, кто как не Веспер уверенна в том, что Бог это то, что есть в ее душе, а не то, что возвышают подобные Кардиналу.
- Я предпочитаю решать проблемы по мере их возникновения, а не откладывая на потом, им ведь не скажешь, подожди, я с тобой потом разберусь. Так что, да, порою я решаю проблемы и по ночам, более того я уверена, что с пустяком вы ночью ко мне не придете. -  Мило улыбается Веспер принимая от Кардинала визитку алого цвета, - Не думаю, что возникнет рабочая необходимость, но если что я буду иметь ввиду, благодарю.
Наконец распрощавшись с неожиданным гостем Эллингтон выныривает из своего кабинета направляясь в холл к камерам с заключенными, что бы бегло допросить томившуюся там малышку и отправится восвояси в поисках вкусного кофе… но и тут ее планы рушатся так и не успев окончательно сформироваться: ее снова настигает Кардинал, который вежливо бормоча, приглашает ее на кофе:
- Ох, - Тихо вздыхает совсем сбитая с толку Эллингтон, - Право неожиданное предложение, Кардинал, но я не смею вам отказывать, и нет, меня не так уж и легко смутить.
Девушка улыбается, уверенно ведя Кардинала в любимое кофейню: удовольствие не из дешевых, но все же в приделах досягаемости. Самым главным плюсом является отменное кофе и вкусная свежая выпечка, Вильгельму там должно понравится, по крайней мере девушка на это очень надеется.

0

3

===>Личный кабинет Веспер Эллингтон
Он явно испытывает ее терпение, но будь на то Бог свидетель, не по своей прихоти. От части не по своей. Улыбнувшись уголками губ, Кардинал пропустил девушку вперед, и немедленно проследовал за ней. Ее явно наделили прекрасной грацией, почему-то, Вильгельм подумал как, должно быть, она красиво танцует. Впрочем, сейчас думать нужно было не о том. Когда они вышли на улицу, зной уже чуть спал. Немного пройдя вдоль улицы, Эллингтон повела Кардинала в кафе. В общественных местах Вильгельм не часто появлялся, обычно на пятерых посетителей найдется один яростно верующий, который захочет кинутся в ноги и вымаливать прощение грехов и, не дай Бог, начнет целовать подол рясы. Всему свое место и время, а Кардинал ненавидел показные выслушивания проблем человеческих, ведь из священной тайны делали показательное шоу с участием публики. А их выражения лица так сильно контрастировали между собой, что это делалось невозможным, отвратительным. Так что, когда они зашли, первым делом Вильгельм подошел к распорядителю.
- У вас есть менее публичные места? Я не хочу, чтобы меня и моего сопровождающего беспокоили, - распорядитель взглянул на Веспер из-за плеча Кардинала и попросил проводить их одного из официантов. На удивление, они подошли к столику за неплохой деревянной перегородкой, испещренной узорчатой вязью.
Помогая Эллингтон сесть, Вильгельм постарался извинится, хотя, не считал это чем-то особенно выдающимся:
- Простите, издержки духовного сана не позволяют мне бывать в общественных местах, да еще и с очаровательной леди. Это не правильно поймут. Надеюсь, вас это не беспокоит.

0

4

Девушка собиралась было опуститься за излюбленный столик у окна, когда Кардинал резко поменял направление и подошел к администратору о чем-то тихо шепча ему. Взгляд мужчины в форме, который за этим последовал, не сулил ничего хорошего, но честно говоря, Эллингтон было все равно – все кто действительно может повлиять на ее судьбу, как никто другой знают о ее незыблемых принципах и чистейшей репутации. Конечно, все это было ложью, так, как святой Веспер Эллингтон никогда не была, и даже не пыталась, она всего лишь следила за тем, что она говорит, что делает, где и кому и зачем. Люди с которыми она имела отношения сами были не из задворков потому тоже никогда не трепались и на распивали оды об этом, что и говорить работа в партии требует, что бы твоя биография состояла только из чистых фактов, иногда это жутко раздражало – например, Веспер очень бы хотела увидеть лица тех зависнец из офиса, если бы им сказали, что в ее в любовниках ходили те люди, о которых те, могут только мечтать. Что они там говорили? Распускают сплетни о том, что она фригидна? Что ее жизнь суха и не интересна? Полная чушь. Откуда она обо всем этом знает? Сама слышит, видит, наблюдает, да и Джаред не стесняется говорить, он-то думает, что уколет этим, а ей все равно, она просто делает себе заметочку в головке кому при возможности организовать первый выстрел в голову. Нет-нет, она отнюдь не кровожадна, вот только считает, что каждый должен платить за свои поступки, и может она и не Бог, и не вправе отбрить жизни, но это не значит, что она не найдет другую управу.
Их проводят в более отдаленное от общей массы помещение укрытое миловидной ширмой. Кардинал учтиво помогает ей, сесть при этом принося совсем не нужные извинения.
- Нет, что вы. Для подобного мероприятия вы выбрали самую подходящую личность – если кто что и увидит, то лишь подумает о том, что ко всем своим странностям Веспер Эллингтон еще и добавила религию. Со мной вы в безопасности, Кардинал.     

+1

5

Присаживаясь, Вильгельм лишь улыбнулся. Его врагам вряд ли будет интересно, с кем он сидит. Достаточно сказать - девушка, кофейня и Кардинал Вильгельм, как уже можно будет устало вздыхать и отвечать на многочисленные укоры.
- Странности Веспер Эллингтон? - повторил Кардинал, - не совсем понимаю... - в этот момент подошел официант. Вильгельм не изменял своим правилам и заказал двойной крепкий кофе и имбирем. Многие из его знакомых удивлялись, как он может пить такую гадость. Но со вкусами не спорят. Только это могло поддержать его по ночам, заставляя глаза оставаться открытыми и не подпуская кошмары еще ближе. Хотя, он и так понимал, что они внутри него, в самой душе. После того, как Веспер сделал свой заказ, Кардинал продолжил.
- А вы давно работаете в полиции? - казалось бы простой вопрос, но он действительно был ему интересен. Но самое интересное таилось в кармане Эллингтон, который был совершенно недосягаем. Конечно, если он ее обнимет, все станет проще. А если она снимет пиджак, еще более...Но этот вариант Кардинал отмел. Здесь было не так жарко, а в одной блузке, которые не славились особой плотностью, о пока не готов ее увидеть. Служителям церкви действительно было трудно в сексуальном плане, ведь голос плоти может сводить с ума, а не каждый имеет железную волю. Вот и Вильгельм не оказался таким. Сначала, еще послушником, это было невыносимо, понимать, что ты лишен того, ради чего живет человек в биологическом смысле. Позднее пришло осознание великой миссии возложенной на него и его братьев. Но перешагнув тридцатилетний рубеж, Вильгельм будто с цепи сорвался. Естественно, тогда его и настиг Шторм. Но от пожирающей душу страсти уже не было спасения. Сладострастие - один из самых ужасных грехов, уступающий, по мнению Кардинала, лишь Гордыни.

+1

6

Девушка с улыбкой осмотрела Кардинала и все так же пришла к заключению, что роль священнослужителя совсем ему не к лицу, даже не смотря на то, что черные складки мантии необычайно ему идут делая более привлекательным и недосягаемым. Так же Веспер приятно удивил его невозмутимый вид – большинство бы спасовали в подобной ситуации, не каждому под силу вынести любопытные взгляды присутствующих в кофейне людей, и черная ряса, в которую мужчина облачен, привлекает внимание, но Кардиналу на всю эту ситуацию словно и дела нет. Веспер аккуратно облизала чуть пересохшие губы, и мысленно сделала в этом комплимент Кардиналу, не решаясь подобно сказать вслух.
- Ну ведь у каждого есть свои причуды, просторечиво говоря – тараканы в голове. Так вот, а у меня их полным полно. Но согласитесь, лучше иметь странности и занимать мою должность, чем прохлаждаться где-то в четвертом районе не зная, будишь ли ты жив на следующее утро.
И это она еще молчит о том, что благодаря шторму теперь может видеть фрагменты будущего, пока это неконтролируемо, но в будущем девушка в полной мере надеется обуздать данный дар, остается только надеется, что если возродиться Инквизиция ее не причислят к числу ведьм, и не сожгут живьем на костре.
- Не много не мало, но года два-три уже точно, не сочтите неточность за невежество, просто еще была стажировка и все такое. Должность, казалось бы, не такая уж и опасна, но бывают и сюрпризы, которых ты совсем не ожидаешь. А вы, простите за любопытство, Кардинал, давно заняли это сан? 

+1

7

- Вполне вас понимаю, но на все воля Божья. Мы можем только поблагодарить Всевышнего за то, что сейчас вы сидите напротив меня, а не лежите в могиле, - Кардинал сложил пальца рук домиком. За ширму проникало достаточно света, но все же тут было немного темнее, нежели в общем зале. Это было даже лучше, от яркого света у Вильгельма болели глаза. Неизвестно была ли это реакция новой радужки глаз, либо постоянное кадение свечей и остаточное влияние ладана и прочих примесей. Но стало это проявляться не так давно. Хотя, все можно было так же скинуть на патологический недосып и прочее. Кардинал пожал плечами и чуть нахмурился. Недавняя татуировка, которая стоил ему достаточных денег, не за саму нее, а за молчание мастера, немного покалывала. Теперь на обеих ключицах было выбито: Nes te sperne piis venientia somnia portis, Quum pia venerunt somnia, pordus  habent. Почему Элегии, а не Библия? Он и сам не знал. Наверное, строки могли сказать все и ничего  одновременно. Оно были частью его жизни, эти сны прожигали его насквозь. И он никогда не сдастся. Поэтому потерев левую ключицу, он несколько задумался, и между бровей залегла складка. А не так долго она и занимает этот пост, странно. Я думал она отдала ему большую часть своей жизни. В голове у Кардинала складывался образ Веспер, и он часто сравнивал ее с собой, они были чем-то схожи. Но пока эти черты проступали не так ярко.
- Я все время шел к нему, -Вильгельм чуть иронично улыбнулся. Официант как раз принес заказ, и Кардинал мерно помешивал кофе. - Сначала послушником, потом монахом, далее многие годы продвигался и наконец достиг желаемого. Многие годы здравствовать нашему Папе. Около десяти лет. Достаточно юный возраст тогда был у меня. Многие об этом судачили.

+1

8

Она как робот. Она не живет, а существует. Она старается сделать жизнь свою краше и от того все ее действия направлены на это, от того она не досыпает ночами и от того ее люди считают ее чистой сукой. В какой-то мере она такая и есть, не терпит возражений и нелепых отмазок, не терпит, когда люди опускают руки, становятся лишь общей массой вместо того, что бы идти и бороться, доказывать свою точку зрения или мстить за былые обиды. Высокомерная? О да, еще как! Озлобленная на мир? И тут про нее. Требовательная? В десятку! Готовая перегрызть глотку любому, кто нанес или нанесет обиду ей и ее близким? Еще как, будет плохо не одной только глотке!
Она не святая нет, только, кажется такой, ибо работает над репутацией,… возможно, это даже можно назвать лицемерием, но сама девушка предпочитает выставлять это как социальное явление и изменения масок человека – вполне себе научно объяснимый факт присущий всем людям.
Вот только сейчас с Кардиналом она искренняя, открытая, без всяких там замашек бизнес-леди, хотя какая с нее к черту леди?! Но вот только Бога благодарить она не может, уж тут ее лицемерие иссякает, и она лишь беспомощно хлопает ресницами смотря на Вильгельма, как провинившаяся девочка:   
- Я не верующая, Кардинал.  Простите меня…   
Знает, что прощения он не дарует, знает каков будет ответ, но все равно просит, возможно, пытаясь донести смысл через Кардинала кому-то свыше.
Сколько у них разница в возрасте? Ему лет сорок, а ей тридцать три, выходит около четырех-семи лет… не так уж и много, но если сравнивать с тем, чего достиг мужчина за этот период и как далеко зашла она, то выходит небо и земля.
- Ваше стремление заслуживает уважения, Кардинал, люди которые идут к своей цели непременно ее достигают, а судачат лишь те, что ни на что не способны в нашей жизни, ведь согласитесь, занятому человеку есть на что свое время потратить, а не что бы ерундой страдать перемывая косточки другим. К тому же нарушается заповедь «Не желай дома ближнего твоего; не желай жены ближнего твоего, ни поля его, ни раба его, ни рабыни его, ни вола его, ни осла его, ни всякого скота его, ничего, что у ближнего твоего». Но знаете, чисто с моей точки зрения зависть может послужить хорошим стимулом для того что бы двигаться, а не сидеть на месте. Кто знает, может ваши недоброжелатели, глядя на вас, чего-то да добились в этой жизни?! 

+1

9

Глаза Кардинала прояснились, он чуть подался вперед и тихо, но участливо сказал:
- Бог простит, а я помолюсь за вашу душу, - ободряюще улыбнувшись, он хотел было взять руки женщины в свои, но вовремя опомнился, не сделав ни единого лишнего движения. Все же, не смотря на все свои минусы, Вильгельм был добродушен и милосерден к тем, кто понимал себя и хотел покаяния. Признаться себе еще полбеды. А сказать на прямую священнику в своем неверии поступок достойный. На самом деле, он даже готов был ее исповедовать, но сомневался, что такая женщина так просто станет открывать ему сокровенное. Но он сначала священнослужитель, а лишь потом мужчина. И это должен понимать каждый. Ах, если бы он сам это понимал и соблюдал. Мало того, что он действительно заинтересовался Эллингтон, он стал пытаться ей помочь. Хотя, наверное, ему была нужна помощь больше. И кто из них заблудился больше в темноте собственной души, он не знал. В аду сластолюбец брошен в объятия раскаленной в огне статуи женщины. Как проста была истина, и как сложна была реальность. Но больше думая об этом, он понимал, что вводит в себя в грех новый и ужасный.
Грешник, у которого на ногах огненные башмаки, а голова украшена шапкой из пламени, воображает, что никто другой не наказан столь сурово. На самом деле он в аду страдает меньше всех. И Пророк был прав. Единственный выход Кардинал видел в взаимопомощи, но он не был настолько милосерден. Его сердце пылало не от Божьей благодати, а кровь шумела в висках не из-за дум о Спасителе. Он был вшивой овцой в пастве, хотя должен был быть пастырем, направляющим стадо. Господи, почему он думал об этом сейчас, Веспер задела его за живое, только вот как?
- Я никогда не имел подобного стимула. Я лишь поступал по велению сердца, во имя Бога я читал проповеди, отпускал грехи, писал о своих воззрениях, стараясь приблизить их к истине. Я не люблю толпу, мисс Эллингтон, я не светский человек. И будь моя воля, влияние мое ограничивалось бы моим кабинетом. Но я избрал другой путь, противоречу ли я себе? Думаю, что да. Но сейчас в моей власти вносить в разум людей мысли о Боге. И это прекрасно.
Кардинал умолк, он не заметил, что пока говорил, чуть повысил тон. Он снова вещал, а не говорил тет-а-тет. Щеки посетил легкий румянец азарта. Пальцы чуть слышно барабанили по столу, глаза почти что сверкали золотым отблеском. Чуть сдерживая дыхание, Кардинал прикрыл веки и отхлебнул кофе. Когда он снова взглянул на Эллингтон, он ничем не отличался от того человека, который сидел перед ней десять минут назад.

+1

10

Кардинал, как-то по-особому взглянул на девушку, которая только теперь заметила странную особенность глаз мужчины. Возможно, в них было, что-то пугающее,  но лично Веспер нашла это довольно забавной особенностью, такие глаза ни с кем не спутаешь, они словно жидкое золото, в которое так и хочется окунуться грешнице вроде нее. Было что-то так же притягивающее и во всей статуре Кардинала, он конечно совсем не походил на обычных «знакомых» Веспер Эллнгтон, но тем не менее сейчас девушка как никогда желала отдаться на валю распутства и похоти, стянуть с Вильгельма его черную сутану…
«…которая вполне могла бы служить ложем…» - Подумала девушка и тут же отругала себя за подобные мысли, больно укусив себя за губу. 
А тем временем Кардинал ответил именно так, как она и ожидала… вот только вместо того что бы раскается, как подобает под эту ситуацию девушка лишь с румянцем на щеках серьезно взглянула на Кардинала спеша возразить:
- Не простит. Я мало того что неверующая так еще и окутанная жаждой мести не говоря уже о всех прочих грехах… я не заслуживаю прощения. Да и честно сказать не хочу его заслужить. Мать с отцом  всегда учили меня отвечать за свои поступки и рано или поздно мне придется платить за содеянное.
Девушка нервно постукивает острыми коготками по столу, но как только замечает, что священнослужитель проделывает тоже,  тут же прекращает с неловкой улыбкой на устах.  Сейчас как никогда она ощущает свою ничтожность, она одна из многих, песчинка на пляже… и сейчас ей в голову даже не приходит мысль, что без песчинок не было бы и пляжа… Она не хочет лгать, юлить и делать все как раньше, только не перед этим человеком – и это совсем н из-за того, что он Кардинал, который может при желании найти управу на нее. Нет, совсем не из-за того! Возможно это та сентиментальность, что была глубоко похоронена внутри девушки пытается пробиться наружу, а может это просто чарующие глаза золота, что непрерывно следят за каждым ее действием. Так или иначе она грешна одними своими помыслами.
- Простите, Кардинал, но я совсем не могу вас понять. Мне противоречиво все, чего я не то что бы не понимаю, а скорее то чего я… - Веспер запинается, пытаясь подобрать правильное слово, - не вижу… не имею доказательств тому, о чем говорят.  Вещают, что ничто так не врет, как глаза… но тем не менее в подобных вопросах я должна увидеть, увидеть хотя бы душей, что что-то подобное есть над нами… я считаю, что Бог внутри меня и все эти проповеди и службы не для меня… и даже если сейчас я встану и пойду в церковь ставить свечку это будет лишь показухой, но я не хочу так играть с вами – я старюсь быть максимально честной, потому простите меня, если я сказала, что-то не то, но я действительно так считаю и потому не могу понять вашей веры… и если быть до конца откровенной то никогда не понимала, почему у католиков запрещено священнослужителям заводить семью – разве не для этого человек существует?! А вот у иудеев, не понимала этого пренебрежительного отношения к женщине. Почему мы должны идти позади мужчины?! Почему должны повиноваться и позволять заводить гаремы?! Почему должны чувствовать себя рабом закутанными в черные балахоны с головы до пят…?!

+1

11

Если бы ангелы твои оставили меня...

Кардинал не отрывал от женщины взгляда. Она казалась ему более чем неземной. Грешница, понимающая все, что совершила,  но не хотевшая прощения. Она не боится Страшного Суда, а ты понимаешь, что дорога в ад тебе заказана. Как ты можешь оправдать это? Если бы Вильгельм был дома, он бы непременно бы бросился на колени, вымаливая прощение. Сотый раз. Сейчас он лишь вынул из кармана четки и машинально перебирал их. Это была его история, которую так безропотно выкладывала Веспер в порыве, отчего-то таком знакомом Кардиналу.
- Понимаете, Веспер, мы все предстанем перед Судом. И тогда все наши грехи будут открыты. Сможем ли мы оправдаться, кто знает. Но именно сейчас у нас есть возможность облегчить душевные страдания. Вы сильная женщина, Веспер. Так почему нельзя побыть хоть сколько-то времени слабой? Признаться и попросить прощения? Разве не это мужество? - Кардинал с усилием сжал стакан с остатками кофе. В нем распалялась жажда невысказанности, он посчитал своим долгом направить Эллингтон, чтобы ему это не стоило. Наверное, опрометчивый поступок. Она немного краснеет, и Вильгельму так нравится застенчивые краски ее лица. Он так ужасен всеми мыслями, его помыслы прямой пример грехопадения. Но он такой, он не может найти выхода. Тем временем Веспер произносит такое, что Вильгельм невольно округляет глаза.
- Потому что вы не с детства такая, Веспер. Вам не было уготовано стать священником. Так же, вы не можете понять того духовного порыва, который обуревает каждого послушника перед литургией. Так прекрасна колокольня в часы заутренней. Как ты чувствуешь взгляд Божий, и понимаешь что не один, - тут взгляд Кардинала стал строже, - Мисс Эллингтон, это заветы нашей церкви. Я не могу иметь семью, потому что она предполагает грех. О, Господи, не просите меня объяснять вам такие простые вещи, я все же Кардинал. просто поймите, кто-то должен жертвовать чем-то ради просвещения. И я никогда об этом не жалел, даже когда стоял на краю пропасти. Моя вера непоколебима. Я не отрицаю, есть многое, что может считаться пережитками прошлого. Но это наше наследие. И оно меняется, меняется в угоду людской ненасытности. В угоду разврата, которому есть место даже в церкви, - Кардинал осекся, он чуть было не выложил все, что накопилось у него в душе. Секунда, и стакан с кофе треснул, разлетаясь на куски. Горячее кофе угодила на кардинальскую мантию. Вильгельм ошарашено привстал, по руке скатилась капля крови.

+1

12

Ад… Рай… во все это Веспер просто не верит, пусть даже существует много легенд и мифов о том, что так было и будет, о том, что некоторые люди видели это, испытали на своей шкуре и прошли реинкарнацию,…  сколько подобных историй она прослушала?! Что греха таить это ее очень интересует, она увлекается подобной мистикой, возможно, верит даже в какой-то степени в волшебство, вот только для нее оно совсем иное – и это отнюдь не влияние цвета волос. А если верить историям матери то она и вовсе имела в своем роду бабку-ведьму к которой ходил весь остров за помощью… и остается гадать что это? Влияние шторма или дар свыше?!
Девушка внимательно слушает Вильгельма, но слова его противоречивы, не обоснованы и не доказаны. Такой как она нужны доказательства, а не слова.
- А нужно ли оправдываться?! Совершая определенное действо человек чаще всего идет на него вполне осознавая что творит! И все что следует потом лишь игра! Человек это то, что сделал из него окружающий мир, то, как он воспитывался и рос… даже если брать в пример не благополучные семьи.  У ребенка есть выбор: пойти по стопам родителей алкашей и убийц, или напротив стремиться к совершенно иному! А Суд… это всего лишь предположение, дорогой Кардинал, потому как согласитесь даже вам не известно, что ожидает нас после смерти! А я и признаю. Но прощение просить не буду! Если следовать вашим верованиям то выходит меня кто-то такую-то сделан, для чего-то я предназначена!  А слабость… я и так позволяю себе слишком много вольностей… вы ведь не все еще знаете, Кардинал.
Он нервничает, его тон даже чуть повышается, отчего голос слегка дрожит… руки судорожно теребят бедный стакан, который вот-вот может треснуть… Она корит себя за то, что заставила священного человека так вести себя, но назад дороги уже нет и их обоих спасает только то, что ширма скрывает их от любопытных взглядов – но она-то ведь не спасет от звуков. А то, что говорит Кардинал, в дальнейшем кажется ей чистым бредом и девушка даже не пытается скрыть своих помыслов, а то что мужчина обратился к ней по имени очень приятный факт, который на миг даже поражает ее, но все же не закрывает ее рот: 
- Бред!!! Вильгельм, вы себя слышите?!  Что это за Бог такой, что принимает жертвы, что противоречит сам себе, что в конце концов убивает своего собственного сына?! Быть может я не монахиня из-за того что не воспитывалась в семье священнослужителей… но все же склонна думать, что будь даже все так, я бы не стала такой, просто бы не смогла! – Эллингтон переводит дыхание, давая возможность Кардиналу вставить свои очередные пять копеек, что бы дальше продолжить с новыми силами, - Ха-ха, Кардинал! Грех? Семья, значит предполагает грех?! А ради чего тогда вообще существует наше человечество?! Разве не для того, что бы существовало поколение, которое станет нашим будущем?! Где бы вы сейчас были, Кардинал, если бы ваши родители считали, что это грех. И простите, но как так получилось, что ваша семья одухотворена, а в ней появились вы…?   
Стакан просто не выдерживает под натиском руки Кардинала и просто лопается. Секунду Веспер соображает отрезвленная треском стекла, но увидев алую струйку крови, стекающую по руке Вильгельма тут же падает ниц, нет, не спеша вымолить прощение, а скорее для удобства – ведь именно она в Академии заведовала травм-пунктом потому оказание первой медицинской помощи ее конек.
- Рану надо обработать! – Безапелляционно заявляет девушка, помогая мужчине встать, - Нужно, что бы вода вымыла осколки и там должна быть аптечка, идемте в уборную.   

0

13

- Не богохульствуйте, мисс Эллингтон! Только не в моем обществе, - мало того, что эта несносная женщина принижала значение церкви, самопожертвование Спасителя, так она еще и обвиняла Кардинала практически во лжи. Это было высшее неуважение, стоящее так близко к оскорблению, что Вильгельм уже жалел о знакомстве с этой девицей. Жизнь во грехе сделала ее практически дьяволом, без каких-либо моральных устоев, вежливости. Общество разлагалось с такой скоростью, что Кардинал уже терял веру в спасение всех грешников, паству без покаяния. Эллингтон говорила о таких глупых бытовых вещах, ей просто совершенно не дано было понять святость бытия. И Кардинал это понимал, поэтому не собирался скандалить. Но он обязан был защитить свою честь и честь церкви, так мерзко опороченной этой еретичкой. Которая не боялась никаких последствий, хотя они могли быть. И Вильгельм еле сдерживался.
- Мой отец отказался от сана, если вам угодно знать. Любовь его ослепила. Он стал таким же грешником, как и вы. Но это не разрушило мою веру. Я имел право поступить во служение Господу, что сделал с величайшей честью. Чего вам, мисс Эллингтон, вряд ли понять! Вы так ослеплены  своей гордыней и мнимой значимостью, что не хотите даже слушать. Что ж, по утверждениям ворон, любая из них, одна-единственная, способна уничтожить небо. Это несомненно так, однако относительно неба еще ничего не доказывает, ибо небеса-то самой сутью своей утверждают вот что: вороны - это невозможно.
Еще секунду, и Кардинал был готов просто встать и уйти. Сан не позволял ему так вести себя в приличном месте, но эта Веспер явно не совсем понимала, что сидит напротив практически второго человека после Папы. Они и так, наверное, привлек достаточное внимание. Кровь стекала по пальцам, совершенно не причиняя боль. Или ярость ее просто оттеняла. Выходить окровавленным к людям было еще более недопустимо, поэтому все же кардинал согласился, лишь холодно кивнув. Никакие ключи не стояли таких унижений. И он был практически готов отказаться от своего плана. Он прошел вслед за Эллингтон в уборную. Как только за ними закрылась дверь, священнослужитель резко прижал Веспер к стене.
- Так вы предполагаете, что только для этого существует человечество, Веспер? -
пользуясь замешательством женщины, Кардинал приник к ней так близко, совершенно блокируя ее движения, его рука скользнула по щеке женщины. Какой-то миг он внимательно изучал ее глаза, а потом яростно поцеловал. Руки сами чуть приослабили хватку, начиная блуждать по тело.

Господи! Помилуй меня, исцели душу мою, ибо согрешил я.

Отредактировано Кардинал Вильгельм (2011-04-12 23:13:14)

+1

14

Похоже, они совсем не понимают друг друга, хоть говорят об одном и том же, но совсем на разных языках. Возможно, Веспер слегка перегнула палку пытаясь донести до Кардинала то, что она думает и как чувствует… но и он не спасовал и с какой-то холодной  яростью парировал все сказанное видимо теперь все-таки поверив ее словам о том, что она подобие дьявола в обличии ангела. Он был неподражаем, когда с окаменевшим лицом словно бы выплевывал одно слова за другим, глаза пылали огнем, но вот  только сказать, что это было священное пламя Господье, Веспер точно сказать не могла… потому, как было в этом нечто зловещее, такое, что присуще только людям познавшим тьму. И на какой-то момент девушка даже показалась, что Вильгельм, вконец не выдержав, просто-напросто ударит ее. Но он, конечно же, не сделал подобного – напротив, все слова и действия Кардинала были взвешены и продуманы, пока они не попали в уборную.
Она просто оказалась прижата к стене. В один миг, словно по волшебству. Ослепленная страстью и похотью девушка лишь растерянно моргала, вглядываясь в жидкое золото чарующих глаз Кардинала, что неотрывно изучали ее. Вот его рука скользит по нежной коже лица, вот тело крепче придавливает ее, словно стремясь вдавить в стену, вот губы мужчины находят ее уста… Пылко. Страстно. Горячо.  Словно бы годами ждали этого поцелуя.  Губы сами по себе раскрываться, позволяя устам мужчины ласкать себя и скользкому языку проникать в глубь ее рта, что бы начать прелестное исследование исполненное страсти. Руки  мужчины овивают ее стройное тело, притягивая к ближе к себе в то время, как губы все так же рьяно требуют ответа… и она отвечает, сперва не решительно, но постепенно входя во вкус и овивая руками тело мужчины. Сколько это длиться? Вечность? Минуту? Две? Не выдержав пытки, Веспер чуть отстраняется, что бы дать мужчине ответ:
- Смотря, что вы имеете в виду, Кардинал, - Голос снова полон уважения, пропали те яростные нотки и легкие признаки истерики, вернулась старая расчетливая Эллингтон, которая намеривалась довести начатое до конца, - Семью? Секс? Утоление желаний? 
Ведь выходит все, о чем вещал Вильгельм, стараясь донести до девушки свою веру, оказывается ложным, фальшивым, может, он действительно предан своему делу, но сейчас это отошло на второй план,  и по всем признакам, теперь падшей оказалась не только Вепсер, которая расчетливо давала выбор Кардиналу продолжать ли начатое.

+1

15

Возможно, он и поступал неправильно, но на то были свои причины. Женщина поддалась напору, хотя, Кардинал е был уверен до конца. Она все еще была  закрытым фолиантом, скрижалью, которую ему только предстоит изучить, узнать и обладать. Мысли о грехе отступили, сама цель спасения Мии тоже. Сейчас тут были только они. Жадно, почти кусаю, он исследовал ее губы, терзал их, порабощая. Девушка казалась восковой, ее податливая плоть лишь разжигала, пробуждала хищную натуру. С глухим рыком Кардинал приподнял правую ногу, проводя по коже бедра окровавленной ладонью, и рывком прижал девушку к себе еще сильнее. Сейчас он руководствовался инстинктами, разбуженными злостью. Он был омерзителен сам себе, но остановиться значило умереть. Руки двигались сами по себе, и Вильгельм не отдавал себе отчета в содеянном. Жар тела опьянял, дарил свободу вечно сковываемому духу Кардинала. И именно этого  тот и боялся. Неуправляемая сторона яростная и разрушающая вырывалась из под контроля. Губы Вильгельма уже скользили по шее Веспер, слегка покусывая, и спускались к вырезу блузки. Он уже готов был сорвать с нее одежду, как тут вдруг она отстранилась. И тут, со сбивчивым дыханием, он лишь приблизился к ее ухи и прошептал:
- А за этим нет ничего, и я не буду платить такую цену за столь мимолетное, которое рассыпется в прах, как только я выйду за дверь. Но я все же, еще истекаю кровью, - он приподнял ладонь на уровень глаз Веспер. - Я бы был вам очень благодарен.

+1

16

Так сладко и необычно было находиться для Веспер в объятьях этого мужчины. Он радикально отличался от всех других ее мужчин и от того в нем было что-то вдвойне привлекательное и притягивающее ее.  Хотелось продолжения прерванных ласк, хотелось грубого овладения бренным телом, хотелось, в конце концов, забыть, что сейчас они оба совершают грех.
Слова Кардинала были не ясны, и их смысл совершенно ускользал от Веспер, которая железной хваткой все так же близко держала от себя мужчину так, что можно было бы еще поспорить кто же являлся инициатором сего действа.
- Все грехи обратятся в прах, именно поэтому не стоит отказывать себя в удовольствиях. Все мы смертны, все мы в конце предстанем пред судом, и лучше ответить там, чем обделить себя тут. – Уверенно заявляет Эллингтон, аккуратно изогнувшись и вытягивая с волос заколку, что неприятно давила, когда голова девушки облокачивалась на стену.
Светлые локоны рассыпались по плечам, а на губах заиграла дьявольская, дразнящая усмешка. Аккуратно взяв руку мужчины в свои ладошки Эллингтон критически осмотрела рану, не обнаружив в ней ни одного осколка она лишь криво усмехнулась и прильнула к свежей ране, нежно скользнув языком, а затем с некой жадностью сглатывая кровь:
- Может от вашей крови я стану чище, Вильгельм. Позволите мне узнать ваше настоящее имя?
Снова лукавая улыбка и долгий поцелуй уже по инициативе девушки…

+1

17

Похоже, они менялись местами. Теперь наступала Эллингтон. Но в свою очередь, Кардинал начинал остывать, медленно перебарывая вожделение. Он был проклят, но надеялся на прощение. Он сейчас балансировал на тонкой грани. Тем временем, Веспер, напротив, не собиралась останавливаться.
- Это мое призвание, мой священный долг. И я не променяю его ни на что. Так что прошу, не провоцируйте меня... - женщина осматривала порез, и вроде бы Кардинал почувствовал опору под ногами, как вдруг она коснулась его раны языком. Вильгельм содрогнулся всем телом, выслушивая ее слова, которые повергали его в шок. Она словно порождение дьявола заставляла его срываться в пропасть. Несмотря на жжение в руке, вкус собственной крови практически отключил его сознание. Руки сомкнулись на ее тонкой талии, с силой припечатывая Веспер к стене, он моментально развел коленом ее ноги. Рука, скользила по внутренней стороне бедра, не замечая никаких препятствий. Девушка сводила его с ума, Кардинал еле сдерживался, чтобы не сорваться. Не превратиться в животное. Теперь он боролся  с собой. Каждый рваный вздох женщины он вбирал в себя, пока не почувствовал легкое головокружение. Вдыхая аромат ее волос, Кардинал практически молился в голос. Строчек было почти не разобрать, они смешивались между собой, одни слова рождались из других. Менялись местами, смешиваясь с хрипами его голоса. Что он творил, было трудно описать, а сам Вильгельм уже ни о чем не думал. Рука добралась до заветной цели и он услышал сдавленный стон женщины. И снова его вдруг как подменили. Он отстранился, делая несколько шагов назад.Осознание накатило волной ужаса.
- Я сказал нет. Я и так проклят, не усугубляйте ситуацию, - Кардинал сжимал кулаки, пытаясь совладать с собой. - Если вы действительно хотите его знать, вам это особых трудов не составит, Веспер.
С этими словами Вильгельм вылетел из помещения, языком он все еще ощущал вкус ее помады. Быстро подойдя к столику, он вытащил деньги и кинул на стол. Через секунду он уже вышел из кафе, быстро набрав номер шофера, он направлялся подальше от дома полиции. В окровавленной руке он сжимал связку ключей.
===> переход

Отредактировано Кардинал Вильгельм (2011-04-13 02:53:12)

+1

18

Губы жадно хватают сладкие уста девушки, руки хаотично передвигаются по телу, тихий шепот Вильгельма разрывает тишину. Кажется, мужчина нашептывает молитвы… или проклятия в ее сторону, Веспер совсем не вслушивается в его слова, так как поглощена именно руками Кардинала, что как раз добрались до самых сокровенных мест ее тела, до святого женского начала. Тихий стон невольно срывается с губ, заставляя девушку невольно откинуть голову назад.  Так сладко ощущать вкус его губ, страстное дыхание на своей шее, видеть жалкие попытки сдержаться и отступить от Веспер, создания темного и рожденного дьяволом, создания посланного совратить его и сбить с пути верного.  Слова о провокации просто смешны… и девушка смеется, чисто и искренне так, что ее мелодичный смех разноситься по маленьким сводам комнатки напоминая о ее темном порождении – это смех способен пробудить и статую, а ведь Кардинал далеко не скульптура…
Но все обрывается так же внезапно, как началось. Вильгельм просто отстраняется от нее, отскакивая назад сразу на несколько шагов. Ладони сжимаются в кулаки так, что на руках проступают вены; челюсти сведены, а в глазах пустая угрюмость, что пытается погасить пламя бушующее внутри.  Но Кардинал силен не только плотью, но и духом, пожалуй, потому после краткой борьбы духовность побеждает.  И Кардинал бежит с поле боя,  бросив лишь пару скорых предложений, скорых и никому не нужных. Расстроена ли Эллингтон? О да, ее тело требует продолжения, в то время, как душа ликует, совратить священнослужителя совсем того не желая дорого стоит, а ей это удалось и так просто, за какие-то пару часов общения… и снова эта хищная улыбка озаряет уста блондинки. Они еще встретятся, она уверена и тогда в полной мере закончат начатое.
Встряхнув с себя невидимые оковы похоти, девушка подобрала упавшую на пол в суматохе заколку и заколола волосы так же, как они были уложены до этого. Аккуратно и проворно застегнула блузу и оправила юбку. Взглянув в зеркало, девушка критически осмотрела себя. Капелька крови Кардинала застывшая в уголке ее губ вызывающе сверкнула и девушка не преминула ее тут же слизнуть, а потом, подобно Вильгельму уверенным шагом покинуть здание кофейни, дабы отправится по своим делам.     
=======================
Переход к МБ

+1


Вы здесь » Шторм-вор » Район №2 » Кофейня