Шторм-вор

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Шторм-вор » Район №4 » Церковь святого Клемента


Церковь святого Клемента

Сообщений 31 страница 53 из 53

31

Аи, конечно, не захотела оставаться в храме (хорошо еще, что согласилась послушать, как он читает чин). Он даже не успел дойти до двери, когда она, опередив его, стремительно покинула церковь.
- До свидания, - только и успел сказать ей вслед брат Варфоломей.
Зато хотя бы книжку взяла.
Чтобы собраться с мыслями, он вышел наружу и пошел вокруг храма. Со стороны, противоположной входу, он остановился и попытался прикинуть в уме дальнейший план действий. Руки, между тем, машинально сворачивали самокрутку. После первой же затяжки в голове стало прохладно и восприятие обострилось. Он думал о том, что сейчас главное не суетиться и не делать глупостей. Он знал, что мысль лучше всего работает в фоновом режиме, а на задачи нужно смотреть периферийным зрением. Поэтому он не торопился, а спокойно курил свой травяной состав, наблюдая за колебанием веток на ветру и перепалкой каких-то невидимых птиц, которая угадывалась благодаря оглушительному писку и неразборчивому шевелению листвы.
Вдруг он услышал звук подъезжающей машины. Он замер, потом медленно затушил самокрутку о подошву ботинка и убрал остаток в карман. Помедлил, прикидывая, про чью это может быть душу. Через некоторое время машина, судя по звуку, отъехала, и он осторожно пошел к входу. Трава у церкви была чуть примята колесами, хотя автомобиля по-прежнему не было видно. Он зашел в храм и увидел, что на скамье сидит человек в кардинальском облачении. Брат Варфоломей, поколебавшись, решил сообщить о своем присутствии, кашлянул и обратился к человеку:
- Здравствуйте, ваше высокопреосвященство.

+3

32

- Приветствую, брат, - Кардинал несколько оторопел, но вполне выдавить несколько слов, - не думал, что приход действующий.
Тон вполне требовал объяснений, но Вильгельм не собирался сейчас дознаваться подробностей такого запущения церковной собственности. Кардинал встал, подавая руку незнакомцу, приветливая улыбка, которой он обычно приветствовал священнослужитель внезапно сменилась удивлением.
- Брат Бартоломью, неужели это вы? Странно, совершенно не слышал о вас в последнее время, - Вильгельм даже был рад встрече, с братом Бартоломью он познакомился около пяти лет назад на одном из закрытых диспутов. Теперь и темы того спора уже не припомнишь, но вполне он мог относиться к бедности Христа. В последнее время, Церковь часто впадала в крайности, балансирую на грани раскола. Конечно, все это было более чем раздуто злыми языками и ненасытностью коллегии, но Кардинал не собирался сейчас возвращаться к этому предмету. Его более интересовал Бартоломью. Чуть поверну голову, Вильгельм слегка принюхался, странный запах привлек его внимание, но акцентировать он также не стал, его более чем раздражало обострение других органов чувств, он бы предпочел нормально слышать, а не улавливать тонки травяных смесей. Скорее всего, брат собирал и сушил коренья для кухни. Вильгельм совершенно мало знал о стоящим напротив него человеке, в его кругах ходило много странных слухов, но проверить ему это не удавалось. До этого момента.

+2

33

Брат Варфоломей склонился, чтобы коснуться губами кардинальской руки. А когда он выпрямился, и тот вдруг назвал его по имени, он наконец узнал в стоящем перед ним человеке кардинала Вильгельма. Церковная иерархия на острове была настолько малочисленной, что было бы нетрудно запомнить в лицо всех ее представителей до единого, но брат Варфоломей из-за специфики образа жизни мало имел с ними дела, а когда бывал в городе, по возможности их избегал.
Однако Вильгельма он хорошо помнил. Первый раз он с ним столкнулся лет двадцать назад. Это было едва ли не первое его основательное появление в городе, и его тогда позвали послушать диспут, в котором участвовали молодые монахи и иерархи, в том числе был образованный молодой монах по имени Вильгельм, который выделялся на общем фоне живостью ума и смелостью суждений, чем произвел на брата Варфоломея сильное впечатление. Но еще большее впечатление он произвел на него тем, как ловко он балансировал на грани дозволенного и приемлемого в его кругу. Он развивал свои мысли ровно до того момента, пока оставалась возможность уйти в сторону от основного курса рассуждений, что он и делал, как только они начинали звучать провокационно.  Складывалось впечатление, что брат Вильгельм нарочно дразнит аудиторию. Брат Варфоломей тогда в диспуте не участвовал, а только слушал, и его очень раздражала эта манера, потому что она казалась ему легкомысленным жонглированием идеями, за которым угадывалось желание угодить тем, у кого была власть. После диспута брат Варфоломей слышал, что брат Вильгельм подает большие надежды в карьерном плане.
И действительно, когда брат Варфоломей снова столкнулся с Вильгельмом (это произошло пять лет назад во время закрытого диспута, в котором на этот раз участвовали оба), тот уже был кардиналом. Брат Варфоломей даже не сразу узнал его, так он изменился, но когда он заговорил, брат Варфоломей понял, что слышит уже знакомые модели рассуждений, только теперь Вильгельм говорил веско, внушительно, отчасти устало и стал еще более непроницаемым, чем прежде. Теперь у брата Варфоломея была возможность спорить с ним напрямую и задавать вопросы, и он не преминул это сделать. И опять же его поразило, как легко Вильгельм уходил от тем, которые не хотел обсуждать, и от ответов на рискованные вопросы. Он это делал с таким непринужденным видом, что брат Варфоломей выходил из себя и с трудом сдерживался, чтобы не выходить за рамки приличествующего случаю тона.
Больше всего ему хотелось поговорить с ним с глазу на глаз и выяснить, что он на самом деле думает - может быть, в отсутствие посторонних ушей он перестал бы вилять и стал бы говорить прямо. Но это как раз было невозможно, потому что кардинал Вильгельм был занятым человеком, и брат Варфоломей, знакомый с ним только по диспуту, едва ли мог рассчитывать на то, что ему выделят время для беседы. И вот теперь перед ним в пустом храме стоял Вильгельм собственной персоной, только несколько постаревший, опять же усталый и как будто подавленный. Но он даже узнал его и обратился к нему по имени, которое еще во время того диспута почему-то стал произносить в особой манере - Бартоломью, - тогда как все остальные называли его Варфоломеем.
- Да, ваше высокопреосвященство, это я. Меня не было в городе, я некоторое время жил с лесными братьями. Пришел сюда только сегодня, и храм, судя по всему, действительно заброшен. Хотя когда я был здесь последний раз, пару лет назад, он, помнится, был действующим. Могу ли я поинтересоваться, что привело вас сюда, ваше высокопреосвященство?

+1

34

Улыбнувшись, кардинал решил не стоять на месте, а неспешно двинулся к алтарю, как бы приглашая и Бартоломью составить ему компанию, по привычке, он ожидал, что за ним последуют.
- Все таки, безмерно рад снова с вами встретиться, брат, - вставит свое слово Вильгельм, продолжая слушать Бартоломью, чуть склонив голову в его сторону. - Да, действительно печальное зрелище. Необходимо с этим разобраться, пока кровля совсем не обветшала.
Какие-то бытовые проблемы, бессмысленные речи, от которых завянут уши даже у самого престарелого монаха, который за свой век наслушался таких басен, что и подумать страшно.
Но таковой стала жизнь кардинала. Лишь заботы и сомнения. Чайка, возможность разгадки тайны этой чертовой Башни, козни других кардиналов... Он так устал от всего.
- Мы ведь не вечны, мой дорогой друг, - Вильгельм окинул взгляда своды церкви, - всем требуется покой, тишина. А я уже не молод, и годы скоро возьмут свое. На самом деле, опять разболелась рука, и неприятное покалывание сменилось на точечную резкую боль. Довольно резкую, но ощутимую. - Я пришел сюда, чтобы оказаться подальше от мирской суеты, а что заставило вас покинуть свой дом?
И все же, ему было очень любопытно, зачем именно сюда пришел Бартоломью. Чего-чего, а кардинал всегда был не в меру любопытен.

+1

35

Кардинал Вильгельм, слушая собеседника с высоты своего внушительного роста, характерно наклонял голову, и брат Варфоломей вспомнил, что он страдает нарушением слуха. «Интересно, сколько раз он этим пользовался, чтобы не слышать того, чего не хочет слышать?» - машинально подумал брат Варфоломей. Впрочем, сейчас нужды в такого рода притворстве, очевидно, не было, и Вильгельм с улыбкой слушал, что ему говорили. Состояние храма его обеспокоило — он пошел к алтарю, видимо, желая оценить, насколько всё запущенно.
- Да, - оживился брат Варфоломей, - надо раздобыть материал, чтобы залатать крышу. А дальше я и сам могу. Еще вон там стекло выбито, ваше высокопреосвященство.
У брата Варфоломея было подозрение, что Аи, которая недавно обещалась достать стекло, едва ли об этом вспомнит. Но если этим займется целый кардинал, то дело вскоре точно пойдет на лад. Вильгельм, правда, его оживления не разделял и вообще был, казалось, в довольно мрачном расположении духа, хотя и держался вежливо.
- А у меня нет дома, - ответил брат Варфоломей на заданный вопрос. - Так и кочую по пещерам. Пришел просто так — город проведать и заодно посмотреть, не появилось ли чего нового, - тут он вспомнил, что у него в кармане лежит книга, найденная здесь, под скамейкой, названия которой он даже не успел разглядеть. Но и теперь было не до книги. Вильгельм вдруг непроизвольно поморщился, как будто от боли.
- Вам бы отдохнуть, действительно, ваше высокопреосвященство. Кстати, там, за церковью, есть очень удобное бревно, на котором можно посидеть в тишине, покое и на свежем воздухе. Пойдемте?
«Ты ему еще покурить предложи, брате», - ехидно посоветовал брату Варфоломею внутренний голос.

+1

36

Да, церковь действительно была не в лучшем состоянии, но она находилась на территории присмотра не Вильгельма. Хотя, единственное, чем кардинал сейчас  был занят, так это подготовкой встречи папы с мусульманами. Но, признаться, уладив общие вопросы, он откровенно упустил эту тему из вида. Не стоило, но от Вильгельма мало что зависело. Эта история с Веспер, ранение, сорвавшееся покушение. Не много ли, для пары дней? Так что ремонтом можно было заняться даже вплотную. Проконтролировать процессы было бы даже занимательно, с ремонтными работами всегда уходит куча времени и сил. Прикидывая в уме затраты, Вильгельм удовлетворительно улыбнулся сам себе. Немного попотрошить кошелек казначея Папы, была одной из прекраснейших статей расхода времени у Вильгельма в свое время.
- Да-да, вижу, - рассеянно произнес Вильгельм, самому себе было стыдно признаться, что именно в бытовых аспектах он находил какое-то спокойствие. Но слова брата Бартоломью несколько удивили кардинала.
- Мне вас, наверное, никогда не понять. Хотя, в ваших действиях определенно есть что-то свое, особенное, - сейчас, Вильгельм совершенно не представлял как так можно. Пещеры зачастую были лишены многих необходимых благ ,а кардинал уже вряд ли бы смог так. Он искренне уважал не только мужество Бартоломью, но и восхищался им. Сейчас он даже начал корить себя. По сути он ведет праздную жизнь, а человек, который идет подле него выбрал иной путь, но оба они приближены к Богу. Остается вопрос, одинаково ли все? Из изначально тупиковых размышлений его снова вывел голос Бартоломью.
- Да, с удовольствием, брат, - они уже дошли до алтаря и теперь молча созерцали былую красоту здания, которую еще вполне можно было различить, хотя фоном ей служили пыль и паутина.
Они прошли в сад, который находился во внутреннем дворе церкви. Такой же запущенный, но прекрасный. Почему-то, кардиналу показалось, что Бартоломью можно доверить все, ну, практически все. То ли усталость, то ли просто вся эта обстановка, но именно сейчас, здесь, Вильгельм спокойно вздохнул. Присев на бревне, он обратился к брату:
- Все же, расскажите мне о себе. Я о вас многим лишь наслышан, - примирительно улыбнувшись, Кардинал потер плечо, отгоняя раздражающую боль.

+2

37

Когда брат Варфоломей как ни в чем не бывало предложил кардиналу посидеть на бревнышке, это было, в сущности, довольно хулиганским вызовом - он это понимал и знал, что на юродивого не тянет. Поэтому такое поведение вполне могло быть расценено как фрондерство. Он, в общем-то, не хотел с места в карьер переходить в противостояние - так как-то само получилось. Тем сильнее было его удивление, когда Вильгельм принял это предложение, причем, как казалось, совершенно естественно. Его комментарий, касающийся образа жизни, который вел брат Варфоломей, тоже не выглядел натянутым или ироническим.
"Неужели в нем и правда осталось что-то человеческое?" - подумал брат Варфоломей. Когда он прежде представлял себе, как бы выглядел их разговор, если бы он вдруг состоялся, что было маловероятно, он всегда считал, что это будет этакой игрой в прятки: он будет загонять Вильгельма в угол, чтобы тот перестал увиливать и довел наконец свои рассуждения до логического завершения, а Вильгельм будет неизменно увиливать и - вольно или невольно - выводить его из себя. В действительности, разговор, сам факт которого был уже практически чудом, начался настолько неожиданным образом, что брат Варфоломей почувствовал себя несколько сбитым с толку. Конечно, ничего сверхъестественного не происходило - скорее, брат Варфоломей воспринимал всё немного гипертрофированно. Но сейчас рефлексия ему не давалась.
Они вышли во дворик, уселись на этом злосчастном бревне, и тут Вильгельм опять выдал неожиданную реплику - попросил брата Варфоломей рассказать о себе. А что рассказывать-то? Ему упорно ничего не приходило в голову, кроме эпизода, когда пару дней назад он стирал свою рясу в лесной речке, и она порвалась, так что пришлось просить у одного брата иглу, чтобы ее зашить, а потом, когда он собирался ее сушить, хлынул дождь, и он надел ее, как была, мокрую, потому что терять всё равно было нечего. От повествования об этом он воздержался.
- О себе? Простите, ваше высокопреосвященство, я не знаю, что вам рассказать. Вас что-то конкретное интересует?..
Тут Вильгельм опять поморщился и стал растирать себе плечо.
- Простите еще раз, - перебил себя брат Варфоломей. - Мне кажется, вам нездоровится. Или вас что-то тяготит? Погодите-ка.
Он опять почувствовал позыв к фрондерству и немедленно ему поддался. Запустил руку в карман, извлек оттуда бумажку и лиственную труху, сотворил из этого самокрутку и предложил собеседнику.
- Далеко пойдешь, друг, - сказал ему внутренний голос, и брат Варфоломей мысленно показал ему неприличный жест.
- Вот, ваше высокопреосвященство, попробуйте. Это не табак. Просто немного бодрит.

Отредактировано Frater Bartholomeus (2011-08-15 11:08:31)

+1

38

Ему нечего было опасаться Бартоломью. Если бы он сотрудничал с другими кардиналами, Вильгельм бы это знал. Остров был не таким большим, а количество высших чинов церкви не так велико. Хотя, мужчина все же этого не отрицал. Он был далеко не всевидящим и не мог контролировать все. А жаль. Вильгельм был искренне уверен, что  при его непосредственном руководстве всеми делами Папы, возможности и влияние католической церкви только бы увеличились. Но у других были кардинально противоположные доводы. И они довольно часто напоминали об этом Вильгельму. Даже очень часто. Пока, благодаря множеству факторов, Вильгельм лишь немного терял позиции, хотя так же быстро их восстанавливал. Но нельзя было балансировать на грани так долго. Неминуемо его ждало падение, и кардинал это знал. Тем временем, Бартоломью вел себя крайне интересно. Обычным бы человек начал с примитивных вещей, а этому человеку нечего было сказать. Странно.
- Странно, что такие простые вопросы ставят вас в тупик, брат. Это же вполне невинные разговоры, - Вильгельм очень внимательно посмотрел на человека, сидевшего  рядом. Чтобы ни было, кардинала разрывало любопытство. Еще со времен их первой встречи, Вильгельм был заинтересован в этом скрытном человеке с достаточно странным ходом мысли, но  более у них не было ни единого случая вернуться к разговору.
Вильгельм уже проклял себя за неосторожность, если уж Бартоломью заметил, то в коллегии от него не отвяжутся.
- А, да застарелая травма, болит временами, - соврал кардинал, а потом удивленно посмотрел на предложенную ему самокрутку. Все моральные принципы вопили, что он либо полный идиот, либо прикидывается, но Вильгельм взял ее из рук Бартоломью и рассеянно начал вертеть в руках.

+1

39

Простые вопросы? Ну, в каком-то смысле да, действительно. Такие вопросы обычно задают, чтобы завязать разговор, поэтому в таких случаях годится любой ответ. В этом плане вопрос и впрямь проще некуда. Брат Варфоломей задумчиво смастерил вторую самокрутку для себя и извлек из кармана огниво. Первую бессмысленно вертел в руках Вильгельм - было такое впечатление, что он взял ее у брата Варфоломей из вежливости и теперь не знал, куда ее деть. Брату Варфоломею, со своей стороны, терять было уже нечего, поэтому он молча и решительно отобрал у Вильгельма самокрутку, раскурил и отдал обратно. Потом раскурил свою, затянулся, и жить стало проще. Внутренний голос молчал, правда, в его молчании чувствовался оттенок того состояния, которое иногда заставляет людей закрывать глаза рукой.
- Ваше высокопреосвященство, - признался он, - мне правда ничего путного в голову не приходит. Вам ведь неинтересно слушать о том, как я давеча в речке рясу стирал. А я большей частью такими мелочами и занимаюсь. Ну, читаю еще...
Брат Варфоломей почувствовал искушение поделиться с Вильгельмом впечатлениями от недавно прочитанной работы по критике, что, несомненно, спровоцировало бы спор, если бы Вильгельм поддержал тему, - но воздержался, опасаясь спугнуть собеседника, который, казалось, и так устал от диспутов.
- Вот с книгами совсем напряженно стало, - продолжил он после небольшой заминки. - В городе что-то толковое трудно достать, а в лесу... В лесу, знаете ли, есть, говорят, какие-то тайники. Если повезет, некоторые из них можно найти. В общем-то, я на один такой сам наткнулся лет десять назад. Больше пока не встречал, к сожалению. Вот в последнее время подумываю более основательно заняться поисками. А теперь вы что-нибудь расскажите о себе, ваше высокопреосвященство.

+1

40

Самокрутка мгновенно исчезла из рук кардинала, тот от рассеянности лишь хлопал глазами. Он не вполне понимал, что хочет сделать Бартоломью. Он зачарованно смотрел на дым, выходящий изо рта монаха. Черт возьми, он действительно был в тупике. Вильгельм никогда в своей жизни не курил, что верно, то верно. Поэтому, когда ему возвратили самокрутку, единственным вопросом в его голове вопил праведник: "а это не опасно???". Вильгельм сделал глубокий вздох и повторил за монахом обычное механическое действие - вдох-выдох. Если до этого кардинал считал, что чувствует себя странно, он врал. Едкий дым попал в легкие, и мужчина закашлялся. В глазах появились слезы. Подавив желание выкинуть эту отраву куда подальше, кардинал снова сделал вдох. Уже проще. Наверное, он выглядит круглым дураком, но что сделаешь.
- Что это было? - изобразить подобие улыбки не удалось, но Вильгельм старался. - Никогда в жизни не курил, а тут, на старости лет... - Теперь-то кардинал улыбался, как полный идиот, но улыбался. Ему стало так спокойно,голос здравого смысла куда-то испарился, везде словно играла музыка, такая тихая и мелодичная. От чего-то, слова про стирку стали до ужаса смешными, и кардинал еле сумел удержать хохот. В горле все еще першило и жутко захотелось пить. Но именно сейчас ему было плевать. Он старательно запоминал, как пахнет эта странная смесь, именно ею в церкви пах Бартоломью, да. Точно.
- Книгам место в библиотеках, хотя сейчас они все чаще уходят в частные коллекции. Утечки сложно проследить, но и в распоряжении церкви немало отличных книг и манускриптов. Хотя, для их получения необходима подпись, - умолчав, чья подпись требуется, кардинал снова затянулся и резко выдохнул дым. Было так непривычно и, отчасти, неприятно выдыхать из легких это.
- И что же вы нашли? - Вильгельм даже пододвинулся к монаху.

Отредактировано Кардинал Вильгельм (2011-08-27 20:22:21)

+1

41

Это была третья самокрутка за день и вторая за час. Обычно так часто брат Варфоломей не курил, и эффект стал сказываться. Бодрость постепенно переходила в маниакальность, что сопровождалось ощущением безудержного веселья и эмоционального подъема. Вильгельм, который, видимо, проделывал эту операцию впервые в жизни, зашелся было кашлем, но потом дело пошло на лад.
- Ничего-ничего, - успокоил его брат Варфоломей, - так всегда вначале бывает. Вот всё и прошло уже.
При упоминании рясы в речке Вильгельм сделал странное движение - как будто опять собирался закашляться, но потом схватил ртом воздуха и удержался.
- Да это и не утечки, может быть, - выдвинул гипотезу брат Варфоломей. - Может быть, они там с древних времен лежат, а может быть, сами завелись...
Тут его сразил смеховой припадок, причину которого он затруднялся установить, но ощущение было скорее приятным, потому что смех давал выход щекотавшей изнутри энергии.
Отдышавшись немного, он услышал вопрос Вильгельма, который поинтересовался, что он там нашел.
- Где нашел? - переспросил было брат Варфоломей, но потом сам вспомнил. - А, в яме-то в этой. Ну, там было несколько справочников по ботанике, безнадежно устаревших, и еще пара книг с картинками - наверно, детских.
Тут брат Варфоломей чуть опять не заржал, но взял себя в руки и продолжил:
- В общем, ничего там особенно интересного не было. Но ведь это не главное. Главное - они, значит, правда есть, эти тайники. Надо бы еще поискать. Вот, кстати, взять, например, канализацию. Кто сказал, что там нет книг? А вдруг есть?

+2

42

Интерес сразу пропал, это всего лишь детские книги, Вильгельм испытал такое разочарование, как будто от этой информации зависела его собственная жизнь. Вдыхая травяной дым, мужчина начинал думать, что даже такие мысли выставляют его в отрицательном свете. Говорить с Бартоломью и пытаться что-то вызнать. Отбросив эти мысли, кардинал постарался улыбнуться знакомому:
- Я бы с удовольствием признал это, но, все же, это утечки, - последовал смех монаха, и Вильгельм понял, что не может этому противится, он словно впитывал все эмоции. А так как все теперь казалось в новинку, будто нереальное, кардинал тоже засмеялся. Слезы моментально выступили на глазах, Вильгельм просто не мог остановиться, но, все же, это не могло длиться бесконечно. Хотя, кардинал начал понимать, что все время, до этого момента будто жил в кошмаре. Бартоломью, успел ему ответить, а Вильгельм лишь держался за колени, чтобы не упасть. В тот может ему казалось, это единственным способом противостоять гравитации. Еще немного и у него окончательно исчезнет ощущение реальности. Вильгельм судорожно вцепился в то злополучное бревно и думал, что его настигнет всепоглощающий катарсис, но тут заговорил Бартоломью, и кардинала отпустило.
- Мне кажется, в канализации определенно что-то есть, - выдавить из себя эти слова оказалось намного легче, нежели их придумать. Вильгельму попросту хотелось хотя бы встать, про идти он еще не думал, но коварно надеялся на помощь монаха.  - Как человек, высший по чину, советую незамедлительно отправится на поиски книги, иначе это будет сродни преступлению против... - кардинал замешкался, придумывая достаточно грозный эпитет, - против образования!

+2

43

Веселье нарастало, Вильгельма накрыло смеховым припадком, и он отчаянно ржал. Потом как будто успокоился и тут же ухватился за мысль о поисках книг в канализации, которая, видимо, показалась ему, как и брату Варфоломею, весьма занятной. Он решил, что следует немедленно двинуться в путь.
- Сейчас, ваше высоко-преос... священство, - не без труда выговорил брат Варфоломей. Начинал мучить сушняк. У брата Варфоломей вдруг промелькнуло смутное воспоминание о том, что где-то здесь есть колодец. Он затолкал кончик своей самокрутки в какую-то расщелину на бревне и встал. Мысли бурными потоками неслись сразу в нескольких направлениях. Один поток устремился в канализацию в поисках тех мест, которые можно было бы обследовать. Второй направлял брата Варфоломея к колодцу, который, как он теперь уже совершенно ясно понимал, находился справа от бревна за кустами. Третий кружил и выделывал коленца вокруг Вильгельма, который продолжал сидеть на бревне.
- Воды сейчас раздобуду и пойдем, - изрек брат Варфоломей и отравился вслед за вторым потоком в кусты. Колодец, который там действительно оказался, был в довольно запущенном состоянии. Сруб вокруг него покосился и зарос мхом. Брат Варфоломей навис над ним, изучая темную воду на предмет наличия в ней крысиных трупов и, не обнаружив их, столкнул вниз драное ведерко, привязанное проволокой к ржавой цепи. Ведерко плеснуло о воду и вскоре было извлечено наружу. Брат Варфоломей снял поднял было его над краем сруба, но, не рассчитав, дернул слишком сильно и опрокинул, качественно обдав себя водой. Он озадаченно посмотрел на почти пустое ведро, потом вылил остатки воды себе на лицо и в рот. Настроение от этого стало еще лучше. Со второй попытки он благополучно извлек из колодца воду и открутил ведро от цепи, намереваясь отволочь его Вильгельму, который наверняка тоже страдал от сушняка.

+1

44

Зачем им нужна была вода, Вильгельм усердно не понимал. В его представлении, они должны были уже сломя голову бежать в первую попавшуюся канализацию за книгами. Зачем ему книги из канализации, кардинал тоже не знал, но и не думал об этом, по сути. Кто-кто, а он имел в своем распоряжении достаточно много книг. Но вес это казалось пустым, пока Бартоломью судорожно, как показалось Вильгельму, пытался найти воду, мужчина уже вполне весело болтал ногами, пытаясь представить самое великолепное путешествие в его жизни. Путешествие в канализацию. Не понятно, долго ли он парил в облаках с мечтательной улыбкой, но тут появился монах. Очень странно, но он был весь мокрый. Первым, почти механическим, порывом было спросить: "Брат, где вы были, бегали? И почему ряса мокрая", но при данной ситуации Вильгельм сказал совершенно другое:
- Вы и рясу уже постирали, вот это скорость, - от гогота кардинала бревно немного тряслось. Неизвестно как, но оно в конечном итоге не выдержало такого напряжения и резко сорвалось с места. От неожиданности кардинал было подскочил, но запутался в своей же рясе и полетел на землю. Долго лететь не пришлось, спина и все что ниже смягчили падение. Грязно, но тихо выругавшись, Вильгельм сделал попытки встать, но ранение, о котором он только что вспомнил, не дало возможности нормально опереться на руку.
- Может вместо того, чтобы измываться над бедным кардиналом католической церки, вы все же подадите мне руку? - Вильгельм заржал, но пытался угомонить внутренний голос, который нашептывал ему всякие непотребства.

Отредактировано Кардинал Вильгельм (2011-08-29 16:32:26)

+1

45

Когда брат Варфоломей вышел из-за кустов с ведром, Вильгельм сидел на бревне и самозабвенно улыбался. Надо же, какое у него бывает располагающее к себе лицо, - подумал брат Варфоломей, подходя к бревну и ставя ведерко. Вильгельм вообще оказался очень приятным собеседником. Остаток самокрутки, оставленный в расщелине, еще дымился. Брат Варфоломей выцарапал его оттуда и с удовольствием затянулся. Увидев его, Вильгельм некоторое время приглядывался к нему с оценивающим видом, потом выдал комментарий и опять заржал.
- Рясу... постирал... - брат Варфоломей не смог ответить ничего путного, потому что при виде сотрясаемого истерикой Вильгельма он сам зашелся смехом.
Как случилось дальнейшее, было не вполне понятно, но бревно вдруг пришло в движение и укатилось, а Вильгельм растянулся на земле во весь свой немалый рост и стал отчаянно брыкаться, путаясь в облачении. Он пытался подняться, но ничего не получалось. При этом он продолжал хохотать и сквозь смех призывал брата Варфоломея оказать ему помощь. Брат Варфоломей, у которого к тому моменту от смеха уже ослабли колени, набрал в легкие воздуха и задержал дыхание, пытаясь прекратить приступ. Он шагнул к валяющемуся на земле Вильгельму и протянул ему руку. Но тут ему понадобился новый кислород, он выдохнул, вздохнул и снова заржал так, что не удержался на ногах и повалился на Вильгельма. Попыток встать он даже не предпринимал, а только лежал, уткнувшись лицом примерно в вильгельмово плечо и трясся от беззвучного смеха.

+1

46

Руку-то Бартоломью подал, но не совсем так, как было нужно. Похоже, он поскользнулся и  свалился на кардинала. Вильгельм никогда не слыл хлюпиком, но удар получился довольно таки сносным. Мокрая, холодная ткань сразу же прилипла к его одеянию. На миг Вильгельм подумал, что это даже очень приятно. Монах сотрясался от смеха, пока кардинал пытался придумать повод, чтобы тоже не ржать. Не получилось. Где-то глубоко в сознании он понимал, что выглядят они крайне предосудительно, но никак не мог унять хохот. Сделав над собой усилие, Вильгельм положил свои руки на плечи монаху и аккуратно скатил того на траву.
- Возмутительно, - хохотал кардинал, - что вы себе позволяете, брат Бартоломью. - Игривый тон не предвещал никакого укора, Вильгельм попытался привстать, на этот раз успешнее. Подав руку Бартоломью,  он поднял и его. От смеха болели мышцы живота и дрожали колени. Положив на них руки, Вильгельм пытался отдышаться.
- Где там ваша хваленная водичка? - кардинал окинул взглядом землю и увидел ведро. Поразмышляв, откуда оно вообще тут появилось, он таки дотянулся до ручки. Только сейчас его преосвященство поняло, какой сильный у него сушняк. Он пил большими глотками так, что достаточно много выливалось на рясу, стекало по подбородку и шее. Опустошив, как минимум половину, а на взгляд кардинала и того почти все, ведро, Вильгельм, глубоко вздохнув поставил сосуд на землю. Сейчас он мыслил более менее трезво и даже мог выстроить логические цепочки. Но они, опять же, сейчас бы не пригодились. Осмотрев себя, кардинал пришел в замешательство - двухслойная ряса частично промокла, обрисовывая, если присмотреться, контуры брата Бартоломью. На рясе кардинала Вильгельма. Еле удержавшись от того, чтобы не приложить ладонь к лицу, Вильгельм вернул мышление на круги своя и громогласно произнес:
- Ну, теперь мы полностью готовы для поисков книг, не правда ли, любезнейший, - кардинал хотел было сделать пару шагов, но вовремя решил отказаться от столь опасного путешествия и положил ладонь на плечо монаха. Где было его благоразумие ...

Отредактировано Кардинал Вильгельм (2011-08-29 17:25:44)

+1

47

Первым в себя пришел Вильгельм, который, комически ругаясь, высвободился из варфоломеевых объятий, смог подняться на ноги и человеколюбиво помог брату Варфоломею тоже принять относительно вертикальное положение. После этого он ухватил ведро и стал жадно его опустошать, а брат Варфоломей смотрел на него во все глаза и удивлялся, как в него столько помещается. Когда Вильгельм перестал хлебать воду, брат Варфоломей отобрал у него ведро и стал допивать остатки. Одновременно с этим он задумчиво созерцал вильгельмово облачение, которое по итогам водных процедур было ненамного более сухим, чем его собственное.
Тут Вильгельм скомандовал, что пора отправляться на обыск канализации и положил руку брату Варфоломею на плечо. Брат Варфоломей, в свою очередь, уцепился для устойчивости за Вильгельма и уверенно потянул его к потайному ходу.
- Пойдем коротким путем, ваше высокопреосвященство, - прокомментировал брат Варфоломей.
В другое время ему и в голову бы не пришло демонстрировать кардиналу или любому другому представителю власти такие маршруты. Но сейчас он проникся к Вильгельму таким незамутненным доверием, что готов был показать и рассказать ему что угодно. Кроме того, отправляться на поиски с человеком, который разделял его интерес к книгам (как, по крайней мере, тогда казалось брату Варфоломею), было гораздо интереснее, чем действовать в одиночку.

+1

48

Так, практически в обнимку, они и отправились по "короткому пути", как Вильгельм и не пытался запомнить дорогу, сознание отчетливо запрещало ему это делать. Они снова вошли в церковь, кардинал вполне предполагал, что они навряд ли будут спускаться через колодец или дверь в земле, так что уверенно шел вместе с Бартоломью. Ему не приходило в голову, что это может быть еще какое-то покушение, ловушка, нет. Он всецело доверял монаху, почти что слепо. Объяснить он этого не мог, но считал, что в этом простом и добродушном монахе он обретет прекрасного союзника, друга. Бартоломью приоткрыл небольшую дверцу, неподалеку от алтаря. Кардинал мог поклясться, что когда он осматривал церковь, он ее не заметил, хотя он обычно все дотошно осматривал, привычка. Довольна тесная коморка, так что закрыв дверь, Вильгельм, при своей комплекции, пришлось практически впритык встать рядом с Бартоломью. Пока тот разгребал какой-то мусор и ветошь, мысли кардинала парили немного не в том направлении. Вся эта ситуация, запах пыли, загадки, привкус новых возможностей дразнил сознание Вильгельма. Он практически переминался с ноги на ногу, мешая монаху открывать люк. Когда Бартоломью все же открыл заветную дверцу, Вильгельм был на седьмом небе от счастья. Его мало заботило, что они не берут с собой совершенно никаких вещей, хотя бы, элементарный фонарь. Что водитель будет его искать, что рыскать в канализации, как минимум, опасно!
- Так, у вас есть какие-нибудь предположения? - они спустились на выложенный булыжником пол, тут было грязно и сыро, да и пахло соответствующе. Но с рецепторами у кардинала все не очень хорошо. Он ощущал себя каким-то искателем. И это держало в тонусе.

+1

49

Еще на пути к секретному ходу брата Варфоломея начали одолевать сомнения в том, что Вильгельму с его ростом будет легко преодолеть люк и последующий низкий коридор. И действительно, он с трудом уместился даже в подсобной каморке - практически вплотную к брату Варфоломею, который еще в момент недавнего падения обнаружил, что Вильгельм изрядно костляв. Тем не менее, сквозь люк он пробрался. За ним последовал брат Варфоломей, который мимоходом сгреб из ящичка в каморке несколько свечей, а потом аккуратно закрыл дверцу люка, по возможности художественно разметав сквозь щель маскирующие тряпки.
- Предположения некоторые есть, ваше высокопреосвященство, - ответил вполголоса брат Варфоломей. Голоса гулко отдавались в стенах. - Только для начала нужно добраться до собственно канализации. Здесь сперва что-то вроде лабиринта. Чтобы попасть в канализацию, нам нужно отсюда сделать три поворота налева и один направо. А если пойти направо, потом дважды налево и потом еще раз направо, то мы выйдем на опушку леса.
Было темно. Брат Варфоломей огнивом зажег свечу. Теперь в дрожащем свете стало видно сводчатое низкое помещение. Вильгельм почти касался головой потолка. Было очевидно, что ему придется идти полусогнувшись.
- Возьмите тоже свечу, - сказал брат Варфоломей Вильгельму, - и берегите голову.
Несколько канализационных маршрутов брат Варфоломей хорошо знал. Но это были стандартные маршруты, устанавливающие сообщение между гетто и районами. Теперь он, собственно, задумался о том, что неплохо было бы обследовать канализационное пространство под библиотекой. Он приблизительно предполагал, как туда добраться и где оно может находиться, хотя полной уверенности у него не было. Он похлопал себя по карману, проверяя наличие ножа. Потом осторожно двинулся по левому коридору, то и дело оборачиваясь, чтобы удостовериться, что Вильгельм следует за ним.

+1

50

Так вот что! Это еще не канализация. Хотя, что кардинал ожидал. Он в жизни никогда бы не спустился сюда, ни под каким предлогом. Но. Но теперь он стоял тут, да еще полный энтузиазма к поискам. Потолок был крайне низок, так что Вильгельм машинально сгорбился. При его росте, лезть в канализационные лабиринты было не самой удачной идеей. Разум потихоньку светлел, а с ним же появлялось беспокойство. Вильгельм заложил руки за спину, покачиваясь с мысков на пятки, пока Бартоломью продолжал говорить. Лучше бы он послушал водителя и взял с собой пистолет, хотя какой от него толк. Стрелял Вильгельм отвратительно, закрывая глаза при выстреле. Какой из него защитник. Бартоломью объяснял какие-то ходы, а кардинал машинально повторял и запоминал: "налево, налево, налево, направо - канализация; налево, налево, направо - опушка леса." На память мужчина ни когда не жаловался, но вот с темноте находить все эти "налево" будет проблематично.  Как по заказу монах зажег свечу и протянул одну ему. От небольшого пламени расходились отвратительные тени. Кардиналу каждый раз казалось, что это какие-то демоны из ада пришли за ним. Зрачки, и без того расширенные, теперь практически закрывали всю радужку.
- Господи... - единственное, что смог вымолвить кардинал. Он ясно видел один из его кошмаров, только наяву. Секунда, и он уже бежит вдоль какого-то коридора. Страхи почти нагоняют его. Он пытается петлять, найти нужный проход. "Налево, налево, налево, направо - канализация;" Но он бежит совсем не так и не туда. Всплески  вдруг затихли. Кардинал резко повернулся. Впереди маячил лишь огонек свечи. К нему поспешно приближался брат Бартоломью.

+1

51

Коварство подземелья заключается не столько в слабой освещенности, сколько в чудовищно непривычной акустике. Падающие капли иногда звенят громче шагов, а шепот в некоторых местах слышен лучше, чем голос. Брат Варфоломей оборачивался часто, но когда он оглянулся в очередной раз, Вильгельм исчез из виду. Он мог задуматься и свернуть в неправильный коридор, а мог, например, поскользнуться и упасть в какую-нибудь коварную расщелину (даже если бы он крикнул, звук его голоса мог быть поглощен акустическими подвохами). Иными словами, нужно было вернуться и попытаться его найти.
- Вильгельм! - крикнул брат Варфоломей. Эхо запрыгало по стенам. Он прислушался, но, когда эхо затихло, он услышал только всё тот же мерный стук невидимых капель.
Брат Варфоломей торопливо пошел в обратном направлении, светя на стены и заглядывая в ответвления коридора в надежде увидеть отсвет свечи Вильгельма. А если у него погасла свеча? У него ведь, скорее всего, нет огнива. Кричать снова брат Варфоломей пока не хотел: боялся, что если Вильгельм вдруг сам подаст голос, он может просто не услышать его. Промокшая в процессе недавних водных процедур ряса теперь противно липла к телу. В подземелье было холодно. Брат Варфоломей ускорил шаг. Он крикнул снова и, не получив ответа, тихо выругался. Кому, собственно, следовало адресовать это высказывание - себе, Вильгельму или обстоятельствам, - он не задумывался. Лабиринт, в сущности, довольно простой и небольшой - рано или поздно Вильгельм сам бы вышел к лесу или к канализации. Но брат Варфоломей опасался, что с Вильгельмом может что-то случиться, пока он находится внутри лабиринта.
Свет, мелькнувший в перспективе очередного ответвления, сначала показался брату Варфоломею следствием какого-то оптического прикола, но он всё-таки пошел на него и оказался прав. Там действительно стоял Вильгельм. Свеча у него в руках дрожала, а сам он тяжело дышал. Брат Варфоломей подошел почти вплотную.
- Ваше высокопреосвященство, что случилось? Пойдемте-ка.
Он взял его за руку, которая оказалась ледяной. Брат Варфоломей подумал, что лучше было бы выйти в основной коридор и там уже решать, возвращаться ли обратно или продолжить путь к канализации.

+2

52

Вильгельм нервно сглотнул подступивший в горлу комок. Его все еще трясло. Он прислонился к стене, чтобы не упасть. В голове лишь лихорадочно слышался стук пульса, словно молотком о наковальню. Резкие и хриплые вдохи, сменялись сиплыми и рваными выдохами. Он не верил в происходящее. В сознании словно помутилось, воображение заменило реальность, реальность просто исчезла, не оставляя ни единого следа. Сейчас ему больше хотелось проснуться, нежели досматривать этот сумасшедший кошмар. Но страх уступал место нервному беспокойству. Он не мог проснуться. Все еще наблюдая, как монах быстро приближается к нему, кардинал думал, почему в его кошмарах есть место этому человеку. Напротив, Бартоломью казался единственным светом в этом подвале, кишащем демонами и страхами Вильгельма, которые  разъедали его на части, рвали плоть и выпивали душу. Он заворожено смотрел на Бартоломью, пытаясь уцепиться за его образ, но мысли все время спивались с заданного курса. Тут его руки коснулось что-то теплое, Вильгельм дернулся, но руки не отнял.
- Это не сон? - глупый вопрос для глупой ситуации, но теперь кардинал явственно ощущал себя потерянным, он не понимал, правда это или вымысел. Не проснется ли он в следующую секунду в своем доме в холодном поту. Получив ответ, он несколько раз глубоко выдохнул, пытаясь прийти в себя. Сейчас он остро ощущал металлический привкус крови в горле.
- Дайте мне парочку секунд передохнуть. Похоже, разыгралось воображение, - он виновато улыбнулся. Попытка провалилась. Получилось что-то сродни унылому оскалу. Но рассказывать Бартоломью о своем "роке" Вильгельм сейчас не желал, совершенно. Не то время и, уж тем более, не то место. - Я думаю, что уже могу продолжить путь, брат.
У него еще подрагивали колени, но кому какое дело, оставаться на одном месте в этом подземелье Вильгельм не хотел.

+2

53

----> Секреты убежища

0


Вы здесь » Шторм-вор » Район №4 » Церковь святого Клемента