Шторм-вор

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Шторм-вор » Больше, чем можно себе вообразить » Знакомство Веспер и Брата Варфоломея


Знакомство Веспер и Брата Варфоломея

Сообщений 1 страница 30 из 65

1

...

0

2

Библиотека при академии
действие происходит примерно за 5 лет до событий в игре

Брат Варфоломей бесшумно шел босиком по подсобному коридору, ведущему в библиотечный архив. Сморщенные, задубевшие и не раз залатанные башмаки, служившие ему обувью, он нес в руке - во время таких вылазок их приходилось снимать, чтобы его шаги не были слышны. В ночной час в библиотеке было тихо, и любой звук мог привлечь внимание тех немногочисленных библиотечных работников, которые оставались в здании. Это могли быть охранники или замешкавшиеся библиотекари, работающие над каталогами. Несколько дней назад брат Варфоломей чуть не столкнулся с какой-то личностью, неожиданно появившейся из-за двери в коридоре. Его спасло то, что он был в черной рясе, и когда замер в темной нише, то практически слился с ней, и личность, повертев головой, удалилась по коридору в противоположном ему направлении.
В академической библиотеке брат Варфоломей не раз бывал и днем - у него было специальное разрешение, об этом позаботился один уважаемый им церковный иерарх. Но он быстро понял, что в общедоступных залах делать нечего. Там в основном были малоинформативные современные книги. Были и старые, но искаженные цензурой до неузнаваемости. Оставалась надежда на то, что в архиве еще сохранились неизуродованные книги. Поэтому брат Варфоломей с неделю прилежно ходил в дневное время в общие залы и под предлогом подбора книг знакомился с помещением. Пару раз даже помог беспечным сотрудникам разносить оставленные посетителями книги по местам, а потом прибираться в служебном помещении. Это позволило ему на короткое время завладеть архивным ключом и сделать с него слепок.
Потом начались ночные походы. Он хорошо изучил коридор, ведущий к закрытому архиву, поэтому мог довольно ловко перемещаться по нему без света, так как включать свет было еще рискованнее, чем ходить в ботинках. В первый же приход он обнаружил в архиве не только несколько действительно старых изданий, но и книгу с пометками о предстоящей цензуре. Это был ценнейший материал, и им нужно было грамотно воспользоваться.
В распоряжении брата Варфоломея было всего несколько ночных часов, и он составил себе распорядок работы так, чтобы использовать это время наиболее продуктивно. Первый час он осматривал полки и составлял себе список заинтересовавших его книг с пометками об их содержании и времени издания. Следующие два часа он читал и конспектировал одну из выбранных книг. После этого оставался еще час, чтобы просто походить по архиву, исследуя помещение и рассматривая детали, среди которых тоже было много примечательного.
Брат Варфоломей дошел до архива, тихо щелкнул замком, вошел и запер за собой дверь. Он уже полюбил это тесное помещение, в котором из-за обилия книжных полок было трудно развернуться. Извлек из кармана припасенную свечу – здесь свет можно было зажигать, потому что письменный стол был отгорожен от двери лабиринтом шкафов, и свет свечи через щель под дверью в коридор не проникал. Это брат Варфоломей выяснил еще в первый приход.
Поставив зажженную свечу на стол, он извлек из карманов бумагу и карандаш. Поколебавшись, он взял с полки книгу, которую приметил накануне, и решил отступить от обычного графика и начать с конспекта, вместо того чтобы переписывать издания. Он сел за стол, открыл книгу и погрузился в ее изучение.

+1

3

День как-то не заладился с самого утра. Не то что бы все было очень плохо, или там на Эллингтон сваливались какие-то бедны, нет, всего этого не было, просто было очень дурное настроение, которое грозило в любой момент закончится огромным «бумом», что мог обрушиться как на головы новоиспеченных подчиненных, так и на ее родных и близких. Но каким бы настроение не было, оно работу нет отменит, потому хочешь не хочешь приходиться сползать с кровати и иди собираться на работу. Вполне привычно для Эллингтон, к тому же если откровенно говорить, то когда она занята делом жизнь становится легче, сразу уходят дурные мысли с головы, становится легко дышать… может от его и прозвали патриоткой своего дела, или иначе говоря, канцелярской крысой? Ей-то и вправду много не надо, когда она на работе, порой даже поесть забывает, так увлекшись свалившимися на нее делами. Правда до появления Джареда… когда на горизонте появляется этот осел все из рук вон начинает валиться, а мозг так и думать чем бы наказать этого оболтуса в этот раз, что и говорить отношения у них не сложились с самого детства, но поменять что-то они уж в силах, единственное что остается это скрипя зубами холить и лелеять в душе остатки ненависти.
Приведя себя в порядок и облачившись в очередной излюбленный деловой костюм девушка в скором времени оказалось на рабочем месте где ее поджидал сюрприз. Приятный, не приятный, но сюрприз. Старый добрый одноклассник, ныне управляющий библиотекой в Акадмии. Иначе говоря, Филипп Морган. Помнится она с ним даже что-то крутила в то время, когда была студенткой… но не могло же это заставить его явится к ней на работу спустя столько лет?! Тем более если его заметит МакГрегор все старания остаться неузнаваемой пойдут коту под хвост! Пожалуй, от того, Веспер слегка резковато схватила за руку своего посетителя спеша как можно быстрее укрыться в спасительном месте – своем кабинете дабы там в тишине и спокойствии выяснить цель его визита. И как в конце оказалось, Моргану она потребовалась как обыкновенный специалист своего дела, которому можно довериться, не боясь огласки или осуждения. Дело-то оказалось и вовсе простое, оказывается в его владения, в ту самую библиотеку, по ночам пробирается кто-то… вреда от него нет, но и безнаказанным злоумышленника оставлять нельзя, пробраться в Академию посреди ночи это знаете ли…   
Переходя ближе к делу, стоит упомянуть о том, что Веспер в которой всегда были прочные моральные устои по поводу дружбы, без задней мысли согласилась помочь старому приятелю - с нее не убудет, как раз будет чем заняться, а не сидеть сложа руки протирая юбку. К тому же разве не интересно получить в свои холеные ручки таинственного некто, жажда к знаниям которого больше чем боязнь ответа перед законом?! Читать книги без цензуры редкая роскошь в этом мире, иметь доступ к подобным материалам мечта любого образованного человека, и девушка, одна из них, потому так и тешится мнимой властью, которая хоть частично да позволяет проникнуть за ширму правды…
Заняв удобную позицию в укромном, не привлекающем к себе внимания, месте, брюнетка принялась выжидать. Предстояло провести еще не одну ночь в старинных сводах библиотеке, прежде чем злоумышленник попадется к ней в руки… но все оказалось не так тяжело, как думалось. Это произошло на четвертый день ее скитаний по ночной Академии. Сидя в сторонке у подножья стола и борясь с двумя желаниями сразу – желанием сесть и почитать старинные собрание или же просто напросто не заснуть - она просто стала свидетельницей того, как в помещение проник человек, что спокойно зажегши свечу, принялся за переписывание, какого-то фолианта. Веспер удивленно заморгала шокированная подобным происшествием, наконец придя в себя она слабо выдавила:
- Смотрите не переверните свечу иначе проникновение в библиотеку Академии закончится пожаром. Вам бы ведь не хотелось, что бы сгорела колыбель нашей цивилизации?   

+2

4

Негромкий женский голос, прозвучавший совсем рядом с братом Варфоломеем, заставил его на мгновение застыть; заостренный кончик карандаша впился в бумагу. Это была реакция не человека, которого застигли врасплох (в этом случае он скорее бы подскочил на месте), а скорее того, кто ожидал, что его могут поймать и вот таки поймали. Попыток нападения, впрочем, пока никто не предпринимал, и шума не поднимали. После первичного шока первая мысль брата Варфоломея была матерной. Он тихо перевел дух, медленно повернул голову в ту сторону, откуда раздался голос, и сказал:
- Если бы вы действительно беспокоились о сохранности архива, то не говорили бы мне под руку.
От долгого молчания и старания говорить как можно тише голос звучал сипло.
Он вглядывался в темноту, пытаясь обнаружить говорившую. Потом, взглянув ниже, куда почти не попадал свет свечи, он наконец увидел возле стола темный силуэт.
- Кто вы? - спросил брат Варфоломей у плохо различимого в темноте человека.
Судя по самоуверенному тону, который взяла эта женщина, она обладала (или считала, что обладает) некоторой властью. Это не нелегальный посетитель вроде него. Интересно, кстати, сколько времени и с какой целью она просидела в темном архиве возле стола? Ждала кого-то? Его лично? Или это какая-то плановая ревизия? Ситуация была критической, но брат Варфоломей решил не делать резких движений и потянуть, сколько возможно, время, чтобы определить возможные пути выхода и возможные тупики. Пока что он просто сильнее надвинул на лицо капюшон.

Отредактировано Frater Bartholomeus (2011-07-25 21:44:18)

+2

5

Подымать бучу, истереть, орать – все это не свойственно девушке, пожалуй, от того, она так спокойно глядит на злоумышленника не спеша вставать.  Если бы он хотел давно бы убежал – рассудила Эллингтон, разглядывая мужчину в рясе. Черные пологи тяжелой ткани скрывают надежно лицо мужчины – судя по голосу мужчины – не давая Веспер проникнуть глубже. Смелость или глупость? Жажда к знаниям? Так или иначе «пришельцем» можно как и восхититься, так и ужаснуться – не каждый решится на такую авантюру тем более много ночей подряд. Бить может необычное одеяние мужчины маскировка, а может и обозначение сана… и вполне вероятно, что пере дней священнослужитель. Очнувшись от своих размышлений светловолосая прищурив глаза снова заговорила:
- Заботились бы о книгах…, пользовались нечто более современным, чем свеча – малейшее изменение стандартной температуры дурно влияет на старинные фолианты…, влажность и прочее... так что незачем пытаться винить меня, - Голос уверенный, но слова Вес все же подбирает вдумчиво, от того фразы прерывисты, - И я могу вам задать такой же встречный вопрос  - вполне имею на него право. Но вот будет ли ответ честным кто его знает… все зависит от вашей добросовестности.  К тому же врать, это грех, - Авось повезет и этот мужчина и вправду служителем Божьим окажется, - Ну так, что, представитесь?
Веспер медленно, дабы не спугнуть человека, подается вперед вставая, и давая возможность себя рассмотреть. В черных одеяниях, что удобны и не стесняют движений – черных обтягивающих штанах, кофте и поверх такого же цвета куртке с металлическими заклепками. С собранными волосами в тугой «хвостик», и  даже с пистолетом за поясом… и если уж откровенно, то два ножа еще по сапогам запрятаны… так, на всякий случай, она ведь не знала, кто может, встретите на ее пути… да и если бы Вес не знала всей истории, то приняла бы человека в рясе за служащего библиотеки.

+1

6

Ситуация становилась всё более любопытной. На вопрос брату Варфоломею не ответили, зато прочитали мораль, после чего сидевший возле стола человек поднялся на ноги, и он увидел перед собой женщину, одетую во всё черное. Наиболее внушительной деталью ее гардероба был заткнутый за пояс пистолет, тускло блеснувший на свету. Это отчасти объясняло самоуверенную интонацию его собеседницы. Правда, брата Варфоломея несколько смущал тот факт, что пистолет был именно за поясом, а не у нее в руках. Видимо, по какой-то причине препровождать его в полицейский участок — если стоявшая перед ним особа была из полиции, как вначале предположил брат Варфоломей, - не торопились. Хотя возможно, она вовсе не оттуда. Он попытался понять, нет ли еще кого-нибудь в помещении, но ничего не было видно.
Когда женщина встала, он тоже поднялся с места. Капюшон мешал ему как следует рассмотреть ее и ограничивал обзор, но он решил, что открывать лицо пока не следует. Но если с ним хотят поговорить, то он не против, раз такое дело. Во всяком случае, у него есть возможность выяснить мотивы этого непрошеного вторжения в его занятия.
- Свечами со мной поделились добрые люди, - сказал брат Варфоломей. - Иных средств освещения у меня нет. Если у вас есть фонарь и вы мне его дадите на время, то, пожалуй, действительно, поспособствуете сохранности архива, а я буду вам очень признателен. О себе мне особенно нечего рассказать. Я монах, живу большую часть времени в лесу и люблю читать. Теперь скажите, нужно ли вам что-нибудь лично от меня. Или я продолжу свою работу — у меня, знаете ли, не так много времени.

+1

7

Словно последовав ее примеру мужчина встал позволяя лучше себя рассмотреть – насколько может позволить это сделать черная мантия, пожалуй от того наблюдения показались необычайно скудны – коме, того что человек в черном выше нее Вес больше ничего добавить не могла. Несколько неудобно, если учесть то, что она ищет так званого преступника за его вторжения в библиотеку, а если мужчина сейчас вздумает бежать, то канут все ниточки и старания в Лету. Потому переместившись в строну единственного выхода девушка задумчиво оперлась о косяк. Человек говорил смело, более того немного нагло и вызывающе, что удивляло Эллингтон еще больше, но спешит арестовывать его она все еще не торопилась. Что-то мешало, заставляло слушать и выжидать.
- У меня есть фонарь, и я вполне могу вам его одолжить, только объясните мне, какого лешего вы делаете в библиотеке Академии в такой час? Вы не сотрудник, это я знаю; но судя по всему и не вор. Вы посещаете сие место уже достаточно долго, но ничего не берете и не оставляете ничего, кроме, как отпечатков пальцев на многослойной пыли да пары капель воска на полу… весьма странно с одной стороны. С другой же вполне разумно если вы понимаете о чем идет речь в подобных книгах, - Веспер кивнула в сторону рукописного творения, что все еще лежало на столе с раскрытыми страницами, - и вы хотите читать без цензуры. Приорат и Старший Брат этому не обрадуются – это карается уголовно, и вы можете вполне подойти под статью за противодействие курса партии.
«Как впрочем, и я, за то, что медлю с вашей поимкой» - Уныло подумала светловолосая.
- Монах? – Удовлетворенно переспросила девушка, отмечая, что ее догадка была верна, - И что помешало вам достать пропуск сюда? Низкий сан или вы под подозрением? От вас мне не нужно ровным счетом ничего, кроме пары причин из-за которых я должна вас НЕ арестовывать, ибо я здесь именно для этого. И не надо пытаться бежать.       

+1

8

Так. Значит, вероятно, всё-таки полиция, судя по партийной риторике, хотя само слово «полиция» женщина по какой-то причине упорно не хотела произносить и по-прежнему медлила с арестом. Он за свою жизнь наслушался историй о том, как обычно действуют силы охраны порядка, когда речь заходит о подозрении в политическом преступлении, и даже пару раз лицезрел собственными глазами. В длительные беседы с арестантами не вступали – на них обычно сразу надевали наручники и тычками и затрещинами отправляли в дом полиции на допрос.
Как бы то ни было, в настоящий момент брату Варфоломею вместо мордобоя предлагали разговор, и в порядке ответного жеста, а также для того, чтобы лучше ориентироваться в пространстве, он сдвинул с головы капюшон. Действительно, женщина, которая теперь стояла у двери, преграждая ему путь к потенциальному отступлению, была одета в черное, но не в полицейскую форму.
- Да уж, на сотрудника я не похож. Как, в общем-то, и вы не похожи на полицейского. Кстати, у меня нет никакого сана. Следовательно, нет власти, чтобы добиться права посещать архив. И нет денег, чтобы купить себе это право. Что касается цензуры, то дело даже не столько в ней, сколько в труднодоступности некоторых книг, причем не из-за того, что они запрещены, а из-за того, что они считаются никому не нужными. Вот как эта, например, - он указал на стол. – Здесь идет речь о том, насколько история как наука имеет право на существование и при каких условиях она может считаться наукой. Конечно, эта книга написана много веков назад и в совершенно ином мире, нежели наш. Но, знаете, бывают такие авторы, которые думают настолько хорошо, что им удается превзойти временные и контекстуальные условности. Иными словами, то, что он писал тогда, применимо к тому, что происходит сейчас. Не в политическом смысле – в общеисторическом. Он попытался создать общую модель для работы с фактами. Так что если хотите почитать что-то здравое, очень рекомендую вам эту работу. Она интересна. Строго говоря, едва ли есть смысл арестовывать меня на основании моих интересов – они вполне безобидны, как вы можете видеть. Если, конечно, вам не нужен очередной арест в каких-то своих статистических целях. Так что, могу я продолжить работу? Или у вас есть еще какие-то вопросы?

+1

9

Вот что она с ним делать должна, по мнению Моргана? Что он тогда сказал? Сама решай, как велят обстоятельства, главное, что бы мы знали кто это? Ну знает она теперь что это какой-то монах что большую часть времени живет в лесу и любит читать. И что с того? Легче? Совсем нет, напротив голова забита еще большим количеством мыслей, от которых нельзя ни спрятаться, ни скрыться. Переведя дыхание Всепер все так же придирчиво осмотрела мужчину – надо было принимать решение, но почему-то желания совсем делать этого не было – наказывать кого-то за желание знать больше не в ее правилах.
- Напротив, я бы вас именно за него бы и приняла, если бы не знала суть дела. Многие аббатства присылают своих людей для переписи книг – печатные варианты, знаете ли им не подходят отчего-то… я насчет мен вы ошибаетесь. Я действительно сотрудник правоохранительных органов. Правда направление у меня немного глубже и запутаннее нежели охота за обычным нарушителями порядка.
«Ага, интересные слова ты подобрала, что бы обойти все «тонкие» стороны твоей профессии»  - Хмыкнула мысленно Эллингон, грустно улыбнувшись в пустоту в то время, как мужчина спокойно продолжал разглядывать ее.
- Я отлично понимаю ход ваших мыслей, но поскольку я была призвана сюда для предотвращения нарушения ночного покоя библиотеки… нужно что-то решить.  Как бы вы тихо и культурно себя не вели тут, ваше пребывание тут незаконно.  Работу продолжить вы пока не можете, вопросов у меня определенных нет, но размышлений по этому поводу вполне хватает…   

+1

10

«Право-», главное, «охранительных» органов, - подумал брат Варфоломей. - Интересно, чьи права они там охраняют?
Женщина, очевидным образом, колебалась. Это вызывало у него некоторое недоумение, потому что полиции колебания обычно не свойственны: колебания связаны с мыслительными операциями, а у тех хлопчиков вместо этого встроенный «курс партии» и безапелляционная наглость. Брат Варфоломей усилием воли поборол в себе желание сказать ей «ну вы пока поразмышляйте, а я еще почитаю». Не столько потому, что боялся ее злить, рискуя тем, что колебания разрешатся не в его пользу, сколько потому, что ему почудились в ней зачатки чего-то человеческого и ему очень не хотелось, чтобы они исчезли.
… Еще какие-то странные граждане из каких-то подозрительных аббатств, которые переписывают книги. Интересно, это правда? Дал бы мне кто-нибудь этих «печатных вариантов», и побольше.
- Ну что ж, давайте решать, - сказал брат Варфоломей. – Кстати, что вы там стоите? Раз уж мы разговариваем, то садитесь, - он отодвинул стул от стола. – Я не собираюсь убегать, да и вам не следует этого опасаться, учитывая, что у вас есть огнестрельное оружие, если оно, конечно, не игрушечное.
Да, так вот. Пока я вижу вот что. Вы сюда пришли, чтобы обнаружить нарушителя. Вы его обнаружили, но при этом четких указаний к дальнейшим действиям у вас нет. Более того, вы ведете себя очень тихо, в то время как, казалось бы, самое время звать охрану, чтобы меня отсюда убрали. Значит, по какой-то причине вы не хотите этого делать. Значит, вы – или тот, кто вас сюда прислал, - не хотите привлекать к этому делу массового внимания. Тут я с вами соглашусь – повод, если вдуматься, пустяковый. Исходя из всего этого, вопрос уже у меня к вам. Видите ли вы какую-нибудь возможность сделать мое пребывание здесь законным? И да, скажите, как к вам обращаться, а то без имени трудно.

+1

11

*ваш стеб весьма эффектно смотрится, братик, но могли бы и догадаться, что это опечатка :Р*
Похоже для монаха это было игрой. Казалось просто невероятным то, что мужчина его возраста – и да, сколько ему лет? Всепер этого не знает, но все же посмела предположить то, что он уже давно не юноша, - порой выдают такие фокусы. Он либо действительно не понимал чем это ему грозит, либо ему просто-напросто было грубо говоря просто наплевать. Последнее казалось бы было совсем не в его стиле, но все поведение странного монаха говорило именно об этом. Эллингтон всегда отличалась особым мышлением, что так или иначе помогало найти исход с любой ситуации, сейчас же она чувствовала себя маленькой девочкой, что вертят в руках, как того сами желают.  Недовольно скрестив руки на груди, светловолосая тяжело вздохнула – за подобную ситуацию Морган с ней еще долго будет рассчитываться, как-никак унижения девушка не переносила с детства от того столько и достигла в свои тридцать пять.  Но надо было действительно что-то решать иначе монах почувствует себя еще более вольной птицей, а уж этого допустить нельзя – он и так особо не смущается-то.
- Для начала прекратите болтать попусту. Где много слов, там мало толку. Не думаю, что вы все же надумаете бежать, но все же лучше перестраховаться. И да, может я и работаю в офисе, но стреляю и бегаю хорошо – проверять не стоит, верти на слово, устроить переполох в храме науки мне не хочется.
Что сделает с ним Большой Брат и Патриций если Веспер даст делу ход? Одному Богу известно, но проверять больно не хочется – уже достаточно было пролито невинной крови, а смерть этого монаха тогда будет на ее совести. Она этого хочет? Нет, от того стоит помедлить с подобными действиями.     
- Я начальник внешней разведки, Веспер Эллингтон, о каких указаниях может идти, собственно говоря, речь? Вы думает Младший или Старший Брат будет заниматься такой ерундой? Или наивно полагаете, что Патриций может меня прислал? – Холодно проговорила девушка, невольно ловя себя на мысли, что быть может монах живя в своем лесу совсем потерял ход современного времени и всех событий, что твориться в мире, - Пустяковый? – Снова опешила Эллингтон, хлопая ресницами, - Да с каких дебрей вы вылезли? За этот пустяк вам прямая дорога на виселицу.
Самое смешное в том, что девушка не шутит. Партия строго ведет каждое дело, каждый день десятки, если не сотни так называемых мелкосортных людей гибнут, как от голода, так и от «казней», что велит закон. За украденное зернышко пшеницы людям из гетто просуживают расстрел; за малейшее неповиновение указам партии пожизненное заключение; а за проникновение за ширму дозволенного и вовсе неземные муки в аду, если таков существует, хотя у местных властей фантазия большая, если понадобятся то создадут – если уже не создали, кто знает, много неизведанного оставили после себя угасшие.
- Почему я должна помогать вам? За это меня могут не то что должности лишить, но и убить, - Медленно начала Эллингтон, - Вы живете по старинным временам, а это может оказаться губительным для вас.     

+1

12

*Мисс Эллингтон, вы заблуждаетесь. Стебаться над опечатками - совершенно не мой стиль*

«Веспер, - подумал брат Варфоломей, - “Вечер” в переводе. Красивое имя».
Упомянув о "старинности" в применении к брату Варфоломею, Веспер Эллингтон, скорее всего непреднамеренно, отвесила ему комплимент. Он всю свою сознательную жизнь питал слабость к прошлому - особенно с тех пор, как узнал, что когда-то давно прошлое наглядно просвечивало сквозь настоящее. Сознание того, что современный мир, в котором царствует вороватый шторм, так хаотичен и непоследователен, иногда угнетало его, иногда, наоборот, восхищало. Как бы то ни было, значительная часть его усилий была направлена на то, чтобы воссоздать хотя бы мысленно облик исчезнувшего мира. Он, конечно, никогда не надеялся на то, чтобы самому стать его частью - это было невозможно, - но когда ему сказали, что он "живет по старинным временам", ему невольно стало приятно. Наверняка Эллингтон имела в виду что-то обидное (в духе "ты устарел, старый хрен"), и брат Варфоломей это понимал. Но то, что в этом высказывании можно было истолковать как обидное, для него было отчасти признанием его достижений. Что ж, у каждого своя система ценностей.
Между тем, колебания Эллингтон сменились недоумением и возмущением по поводу его поведения. Видимо, она тоже обнаружила в своих действиях слишком большую долю человечности и решила компенсировать это упущение. По крайней мере, недовольство было очевидным, но практические решения и требования оставались неопределенными. На его предложение сесть она тоже отреагировала отказом.
- Видите ли… мисс… - простите, не знаю вашего звания – Эллингтон, - ответил на высказанные инвективы брат Варфоломей (он говорил спокойно, но мягко), – то, что вам, кажется неуместным поведением, на самом деле продиктовано безвыходностью моего положения. В конце концов, что бы я ни сказал, хуже уже не будет, может быть только лучше. А мое пребывание здесь – действительно пустяк, с точки зрения здравого смысла; но да, у нас нередко и за пустяки расплачиваются жизнью, а крупные преступления остаются безнаказанными. Конечно, я не имел в виду, чтобы вы помогали мне ценой лишения должности, свободы и уж тем более жизни.
Но если бы вы могли это сделать без особых усилий или рисков, то это было бы одним из возможных решений. Спросите – с какой стати я вообще решил, что вы мне будете помогать? – Ни с какой. Просто предположил, что это возможно. Вы вон даже выразили готовность поделиться со мной фонарем – я благодарен вам уже за это.

Отредактировано Frater Bartholomeus (2011-07-28 15:09:47)

0

13

Так или иначе мы с вами оба не правильно растолковали сперва возникшее понятие )
Что делать? Как поступить? Какими путями выйти из сложившийся ситуации так, что бы каждая из сторон осталась довольна жизнью? Эти и еще десятки подобных вопросов вертелись в голове светловолосой девушке, что то и дело недовольно морща носик неустанно разглядывала высокие своды библиотеки то и дело натыкаясь взглядом на виновника всей ситуации. Винить его во всех грехах Вес не могла, так как сама помнила, как будучи студентках на какие только изощрения не шла, что бы попасть в закрытую секцию библиотеки. Единственное место на острове где действительно есть интересные и недоступные смертным людям книги, которые так хотелось подержать в руках стирая бережно многослойную пыль, не спеша прочесть растягивая удовольствие, но все же экономя каждое мгновение… сколько эмоций, сколько блаженного трепета! О да, это именно те ощущения, что пройдя сквозь десятилетия, все еще будут живы в ней. Невзрачная девушка желающая допиться вершин в своей жизни, терпящая насмешки одноклассника, в особенности Джареда МакГрегора, но тем не менее неумолимо идущая к своей цели. Серая мышка, что теперь обратилась с гусеницы в настоящую бабочку. Приятный подарок судьбы - приятное дополнение к высокой должности и прежде всего знаниям, которые не смотря на все она сумела заполучить, выучиться и стать такой, какой когда-то мечтала быть перечитывая книжки различных авторов. И теперь могла ли она покарать того, кто не смотря на преклонный возраст, пытается заполучить крупицу знаний, что так яростно охраняет правительство? Книга, что переписывает мужчина принадлежит угасшим, что давным-давно уже покинули этот мир, оставив после себя лишь уйму неизведанного, но от того не менее интересного…
Эллингтон глубоко вздохнула отгоняя от себя рой воспоминаний, что на какое-то время сумел похитить ее от жестокой реальности, как-никак сейчас не время для этого, не время для слабости и не время для жестоких наказаний.
- Будет достаточно просто Веспер. И признаться, ваша выдержка приятно удивляет и восхищает. Но боюсь, здравый смысл покинул этот мир, когда какой-то безумец сотворил Шторм-вор…  так что нам остается лишь довольствоваться теми крупицами, что имеем на данный момент. Фонарь, - Девушка запнулась улыбнувшись с грустью в глазах, - Он во всяком случае поможет если что предотвратить пожар – малая частичка того, что я могу сделать для библиотеки в уплату за все те знания, что даровала она мне… это вовсе не значит, что я сомневаюсь в вашей аккуратности – но мало ли, как «раскинет карты судьба», лучше перестраховаться. Как начальник - даже не того одела, который должен заниматься подобными делами - я должна вас покарать, но как человек… как человек я в растерянности. Помогая вам, я нарушу данное слово человеку, из-за интересов которого я собственно здесь. Но и наказать вас именем закона за то, что вы читали… это для меня слишком... – Веспер замолчала не в силах подобрать нужные слова, - Идиотизм, - После довольно долгого  молчания зло обронила Эллингтон, - Дайте мне время и я что-нибудь да придумаю… - пробормотала девушка, опускаясь на пол и подпирая своей спиной входную дверь – ей действительно надо было подумать.

Отредактировано Vesper Ellington (2011-07-30 17:57:37)

+1

14

- Здравого смысла миру не хватало и до того, как возник шторм-вор, - ответил брат Варфоломей. – По крайней мере, об этом свидетельствуют источники, оставленные древними. Но нельзя сказать, что он полностью покинул мир и сейчас – по крайней мере, пока какие-то его начатки сохраняются в голове у ныне живущих, например, у вас, Веспер, если судить по вашим словам. Хорошо, если вы хотите подумать в тишине, не буду вам мешать.
Села прямо на пол у двери – нет чтобы воспользоваться отодвинутым стулом. Брат Варфоломей тоже присел на край стола, ожидая не без некоторого любопытства, что придумает его необычная собеседница. Если она и правда, как она говорит, занимает высокую должность в полиции, но по личной просьбе – чьей? кого-то из библиотечного начальства, видимо? – соглашается отлавливать ночных нарушителей в библиотеке, это значит, что у нее как минимум довольно своеобразное представление о статусных привилегиях. Кстати, едва ли человек, попросивший ее установить личность нелегального посетителя, просил ее именно «покарать», хотя, вероятно, просьба это подразумевала сама по себе. Ладно, посмотрим, что она надумает.
Продолжать конспектировать книгу брату Варфоломею было сейчас не с руки. Поэтому он просто молча наблюдал за притулившейся у двери фигурой и мысленно просчитывал тактику атаки. Атака должна быть оперативной, чтобы Веспер не успела воспользоваться своим пистолетом или еще каким-либо неочевидным оружием и чтобы она не успела закричать. Например: бросок вперед, захватить руки и свести их за спиной, используя болевой прием, перехватить руки одной ладонью, благо тонкие, второй зажать ей рот, чтобы не кричала, оглушить, ударив головой о стену. На всё про всё приблизительно 10 секунд. На самом деле брат Варфоломей не собирался нападать, уж по крайней мере первым. Но ум, столкнувшись с вынужденной паузой в разговоре, продолжал генерировать возможные сценарии. Еще брат Варфоломей размышлял о том, что он, конечно, неплохой охотник за книгами, но отменно скверный охотник за людьми. В плане проповеди и миссионерства его заслуги перед церковью были весьма скромными, а вот на диспутах он считался сильным оппонентом. Каждому свое, - говорило бытовое мнение. Но брат Варфоломей был глубоко убежден, что здесь дело в его суетности и потакании своим желаниям. В любом случае - успокаивал он себя - здесь не самое подходящее место для выяснения религиозных взглядов. Странно всё-таки, что она с таким неоднозначным отношением к категории «нарушитель» делает в полиции, да еще и на высокой должности?

+1

15

Тишина и покой, вот эти две составляющих, с помощью которых она всегда была в состоянии найти ответ на возникший вопрос. В любой трудной ситуации Эллингтон хранила покой и без труда выпутывалась с любой передряги, в который непонятно каким образом в силу своего характера умудрялась попадать. Сейчас она обрела заветную безмолвие, но выхода увидеть так и не могла… за то увидела нечто другое, как два непонятных объекта медленно, но весьма уверенно расправлялись с центральным замков главного корпуса библиотеки, и кажись, в не таком уж и далеком будущем они должны были достигнуть именно этой комнатки…  Потому, какими мародерскими методами открывался замок можно было сделать соответствующие выводы, но не успела Веспер как следует сообразить, как в следующую се6кунду ее сознание услужливо подкинуло ей картину с выстрелом, где кощунственно ранят ее же в плечо. Ситуация должна была принять явно не очень хорошие последствия от того пора было начинать действовать, как-никак от главного входа до этой комнатушку всего-то ничего – рукой подать. Резко вскочив на ноге так, что заколыхались подолы черной сутаны монаха, Эллингтон облизала губы преде чем начать говорить:
- Признаться, я ничего путнего так и не надумала, но судьба, если таковая существует, в чем я вообще-то сомневаюсь, делает небольшой подарок вашей особе. А именно с недавних пор мы в библиотеке не одни. Совсем не одни. Скорее, осталось мало времени, «до того момента, как меня ранят» - Веспер уверенно, но бесшумно отворила дверь, ожидая пока монах последует за ней… шагов посторонних еще не было слышно, но это не означало, что они не придут, - Надеюсь в силу своих знаний вы что-то да понимаете в целительстве. 

+1

16

То, что произошло после паузы, отведенной для размышлений, было крайне неожиданным и непонятным. Веспер вдруг рывком вскочила на ноги – брат Варфоломей инстинктивной сжал кулаки и сгруппировался, ожидая нападения. Но нападения не было. Вместо этого Веспер быстро и сбивчиво заговорила о том, что в библиотеки присутствует кто-то еще, помимо них (и, видимо, помимо обычной охраны), что осталось мало времени и еще почему-то, что она рассчитывает на его целительские навыки. Брат Варфоломей, конечно, имел некоторое представление об оказании первой помощи и уходе за больными – просто потому, что ему, как и прочим монахам, приходилось этим заниматься в лесу, где даже самым опытным и ловким иногда требовалось лечить раны, укусы и отравления.
К чему это всё сказала Веспер, было совершенно непонятно. Он никогда не жаловался на слух, и сейчас вокруг была полная тишина. Никаких признаков, свидетельствующих о достоверности слов Веспер, он не наблюдал. Между тем, она повернулась и открыла дверь, чтобы уходить, давая понять, что и ему следует идти за ней. Брат Варфоломей задул свечу, сгреб со стола бумагу с конспектом и, на ходу запихивая ее в карман одной рукой, а другой натягивая на голову капюшон, двинулся за Веспер в темный тихий коридор.
Он понимал, что это вполне может быть хитрость, направленная против него, но рискнул. В темноте ничего не было видно – он ориентировался по ее еле слышным впереди шагам. Пройдя некоторое расстояние в понятном ему направлении, Веспер вдруг повернула налево, в ответвление коридора, которым брат Варфоломей раньше не пользовался. Он предположил, хотя с уверенностью судить в темноте было трудно, что это то ответвление, которое ведет к запасному выходу и которое он заприметил еще во время дневных посещений, но исследовать толком не успел.
Они прошли, казалось, всего несколько шагов по этому боковому коридору, когда сзади послышался топот. Еще через несколько шагов по их коридору мелькнул луч электрического света и выхватил из темноты оглянувшуюся на ходу Веспер с рукой, устремившейся к пистолету. Луч исчез, но через несколько мгновений вернулся, направленный прямо на них. Увидеть, кто его направлял было невозможно, но щелчок взводимого курка был хорошо слышен. Потом последовала короткая перестрелка, луч фонаря криво дернулся и упал.

Отредактировано Frater Bartholomeus (2011-08-01 13:58:29)

+1

17

Это случилось снова. Снова не по ее воли. Снова без всякого предупреждения и намека, она просто видела будущее, от которого может зависеть ее судьба. Снова стала на краткий миг игрушкой Шторм-вора, непонятного и неизведанного нечто, что в один прекрасный момент накатывал на весь остров, даровал и убивал – игра удачи. Однажды ей повезло - или быть может, это называется иначе?! – и она обрела этот дар. В одной ситуации он был полезен, помогал выкрутится, избежать рокового конца, в другой же – он нес гибель, был ее наказанием. О таком не говорят, о таком молчат, скрывая все подробности и улики. Но порой когда «это» находит его просто невозможно контролировать и все происходит само собой, на подсознательном уровне. Так Веспер не может укротить видения, но вполне может контролировать свои действия, и привыкшая к ним девушка знает, лучше уж повиноваться обстоятельствам и поступить так, как будет более выгодно, чем просто стоять на месте ожидая Судьбу. Малейшее действие способно менять картинку, мельчайшая перемена в поступках и в голове новый образ.  Что это? Рецепт самосохранения?  Вполне вероятно, так как дар пробуждается только в том случае, когда Эллингтон грозит опасность. Быть в партии и иметь нечто подобное в своем арсенале… это знаете ли… мягко говоря опасно. Ее могут покарать, или просто убить. Когда-то в мире пылали костры инквизиции и не за такие проступки, а тут нечто большее, глубокое и пугающее – то, за что действительно ее можно назвать ведьмой. Сможет ли понять монах, что с ней или просто сошлется на то, что у нее присутствует определенное чутье или, быть может, острый слух? Мужчина явно был в своем уме и при желание легко мог бы добавить два плюс два, вопрос бдет ли у него желание делать нечто подобное? Кто знает, но Веспер все же надеется, что одну ее тут не бросят истекать кровью, тем более после того, как пуля угодила прямо в предплечье, не задевая кость, но разрывая плоть и причиняя адскую боль. Привыкшую к рутинной офисной работе Элиннгтон это в новинку, но стрельба была у нее всегда на отлично, пожалуй, потому она без проблем попадает в черные тени ориентируясь лишь на один луч фонаря, что мелькает в соседнем коридоре. Тела с глухим стуком оседают наземь, оставляя Веспер и Варфоломея одних с затихающими в сводах коридорах звуками выстрелов. Пошатнувшись, девушка невольно схватилась за пологи черной сутаны монаха, обретая равновесия и ощущая, как ее руку обволакивают струйки крови. Закусив губу блондинка попыталась собрать всю волю в кулак и отогнать назойливые звездочки над головой, как-никак она простая смертная, а не бронебойный голем.
- Что бы с ними такого сделать? Сказать, что вы помогли мне их задержать, или же просто скрыться в темноте оставив все как есть? И так и так вам ничего особо страшно не грозит, хотя кто знает, как обернется к вам судьба…

+1

18

От наступившей после выстрелов тишины немного звенело в ушах. Ясно, что на звук выстрелов сейчас принесется охрана. Задерживаться в библиотеке совершенно не хотелось. Разговоров с охранниками тоже следовало бы избежать. Веспер как будто начала терять равновесие, и брат Варфоломей, почувствовавший, что она ухватилась за его рясу, чтобы удержаться на ногах, предупреждающе завел руку за ее спину, чтобы не дать ей упасть. Когда она заговорила, ее голос звучал сдавленно. В темном коридоре, в котором свет от упавшего фонаря стлался по полу, трудно было что-либо разглядеть. Ранена? Скорее всего, но, видимо, не смертельно. Огнестрельные ранения, как было известно брату Варфоломею, коварны. Если повреждена вена или артерия, вероятна сильная кровопотеря, что, в плохом случае, означает обморок через полминуты и летальный исход – через полторы.
В отдалении послышались шаги – вероятно, приближалась охранники. Нужно было выгадать время. Брат Варфоломей огляделся. Рядом, в темной стене коридора, была еще более темная дверь. Он толкнул ее, хотя надежда на то, что она поддастся, была крайне мала, но, к его удивлению, она открылась. Не отвечая на слова Веспер, он толкнул ее в темную комнату, вошел следом и поспешно затворил за собой дверь. Прислушался. Шагов больше не было слышно. Он щелкнул огнивом. Вспышка осветила маленькое подсобное помещение и очень бледную Веспер.
- Фонарь дайте, - шепотом потребовал брат Варфоломей.

Отредактировано Frater Bartholomeus (2011-08-06 21:00:15)

+1

19

Боль адским пламенем постепенно охватывала все тело, туманя разум и проникая в каждую клеточку организма. Хотелось кричать, ругаться, делать все возможно, только бы затмить хотя бы на доли секунды эту невыносимую муку - ведь куколке Веспер это было в диковинку, максимум, что ранее настигал ее так это порез на пальце от края альбомного листа, а тут огнестрельное ранение, ай-яяй, сможет ли она это перенести не отключившись? Обморок был бы самым удачным выбором организма, но походу судьба решила распределиться иначе и от того Вес продолжала пошатываться кусая губы в кровь да чувствовать как красные ручейки обволакивают  нежную кожу раненой руки. Будучи преуспевающей студенткой она состояла так же в медицинской дружине где приходилось сталкиваться со всяким, потому вид крови, это пустяк, но боль… боль это новое, неизведанное. Эллингон понимает, что артерия  цела, кость не повреждена, но тем не менее руки трусятся, а в глазах мутится. Право радует, что монах быстро ориентируется  и при первой возможности бред дело в своих руки. Нехотя передвигая ногами девушка все же следует за ним в комнатку, которая поможет укрыться на какое-то время от охранников, что наверняка уже были разбужены звуками выстрелов и бросили по следам преступления. Трупы же что остались в коридоре позволят им выиграть время, и в будущем, придумать неплохую историю для решения проблемы  Варфоломея – о да, даже в такой ситуация Веспер все еще продолжает думать о подобном, может это помогает отвлечься, кто знает?! Светловолосая разжимает пальцы больной руки, что до этого рефлекторно сжимали фонарь, который в следующее мгновение просто выскальзывает и легко перекочевывает в руки монаха, что видимо все-таки решил ей помочь. Ну-ну, ранена левая рука, что бы ее осмотреть придется разрезать крутку да блузу – подобные раны не особо опасны, но коварны…
- Ооох, - Тихо простонала Эллингтон, сдавлено выругавшись, -  Морган со мной не расплатится за подобное… как же больно-то.           

+1

20

При свете фонаря брат Варфоломей наконец убедился, что Веспер действительно ранена.
- Сядьте-ка, - он усадил ее на пол спиной к стене и сам опустился рядом. – Морган, говорите? Вы с библиотечным руководством на дружеской ноге? Тихо, тихо, сейчас разберемся, что к чему.
Не переставая говорить, брат Варфоломей осматривал рану. Темная кровь шла медленно, но непрерывно. А не ярко-красная фонтанчиком, что уже хорошо. Рана сквозная – пуля не застряла. Тоже хорошо. Непонятно, правда, задета ли кость, но пока что есть более насущные задачи.
- Сейчас, главное, кровь остановим, а там уже будем дальше разбираться. Веспер, вы меня слышите? Попробуем выбраться отсюда в кратчайшие сроки и доставить вас на место работы – я думаю, ваши коллеги с ночного дежурства смогут доставить вас в специализированное заведение с санитарными условиями и врачами, а Веспер?
Ее надо было отвлекать, и он упорно обращался к ней с вопросами. Параллельно с этим он отодрал полосу ткани по подолу своей рясы и наложил давящую повязку пониже раны – прямо поверх куртки. Разрезать рукав, промывать и наводить прочую красоту – это уже следующий этап, и брат Варфоломей надеялся, что этим займутся более квалифицированные кадры. Пульсация крови на месте ранения прекратилась, чего он и добивался. Веспер была в сознании. Однако медлить не следовало, надо было отсюда выбираться. Он мельком подумал, что надо бы проведать загадочных личностей, которые в них стреляли, но потом сообразил, что если там еще есть о ком позаботиться, то это уже должна была сделать библиотечная охрана. Хуже было то, что та же самая охрана, скорее всего, сейчас где-то рядом и ищет их. Выжидать не было времени, других выходов в комнатушке не наблюдалось. Он прислушался еще раз и, не услышав ничего внятного, сказал:
- Надо идти. Точнее, мне надо идти, а вам лучше перемещаться у меня на руках – силы поберечь. Как вы себя чувствуете?

+1

21

Картинки прекратились так же внезапно, как начались. В один момент Эллингтон просто ослепла оставшись  в полном неведенье где же охранники библиотеки и будут лит он искать их… а пули? Она взяла незарегистрированное оружие совершенно уверенна в том, что стрелять не доведется… сейчас приходилось задуматься над будущем – в дальнейшем пользоваться этим пистолетом будет нельзя, плюс, если ее поймают с ним, ночью, в библиотеке, и со странным монахом в расе тоже не хорошо, очень-очень не хорошо, ее служба и репутация бы была бы испорчена. Тем временем Веспер молча, повиновалась командам Варфоломея, отдав свою жизнь в его руки – все равно ничего путного, одной рукой, она сделать не сможет:
- Да… именно из-за этой самой дружеской ноги я тут… - Сдавлено пробормотала светловолосая, блуждая безумным взглядом по комнатушке, - Хотелось бы верить… 
Веспер скосила глаза на рану как раз в тот момент, когда свет фонаря в руках монаха падал на нее. Ничего толком разглядеть не удавалось, да плюс еще все действо сопровождалось болью – приходилось слегка поворачивать голову в этом направление, а это как оказалось тоже весьма неприятно…
- Слышу. – Буркнула девушка, подмечая то, что ее спутник стал излишне говорлив, - Да… радует что пули не разрывные!  Какие к черту коллеги?! Никто не должен меня видеть в таком состоянии! Нужно убираться отсюда как можно быстрее, плюс, туда, где нас не найдут, и можно будет спокойно рану обработать, думаю вы понимаете, что врачи это тоже не выход?! Может тампонаду раны пока не наступил гемморагический шок? Хотя нет, я тогда от боли сдохну без обезболивающих, похоже, эта ваша повязка единственное, что отвечает адекватности в таких условиях. Радуйся, что не артериальное кровотечение… хотя, вам бы тогда проблем меньше было, просто бы ушли без морок и все.
Веспер тихо застонала, когда тугая повязка, смастеренная из обрывка черной расы передавила область чуть ниже самой раны. Это должно было подействовать, по крайней мере, на какое-то время – был еще вариант со жгутом, но это слишком долго и более болезненно.  Силы начинали покидать ее, когда мужчина снова заговорил, и на миг у Эллингтон дрогнула сердце – она-то сперва подумала, что он хочет оставить ее на месте, а сам тихо ретироваться, но, как оказалось все было более радужно:
- Да вы еще и джентльмен, - Попыталась улыбнутся Вес, согласно кивая, - Вот только руку раненную зафиксируем… нам сейчас прямо по этому коридору, да  не удивляйтесь моей болтовне - когда-то этог было частью моих обязанностей.           

Отредактировано Vesper Ellington (2011-08-06 18:13:56)

+1

22

Еще и в полицию ее нельзя транспортировать. Интересно, кстати, почему. И интересно, куда в таком случае. Впрочем, решать проблемы приходилось по мере их поступления, и в настоящий момент главной задачей было выбраться беспрепятственно из здания.
- Зафиксируем сейчас, не беспокойтесь.
Завершив полагающиеся манипуляции, брат Варфоломей погасил фонарь и осторожно приоткрыл дверь. Картина в коридоре была уже иной. В том конце, откуда в них стреляли, горел свет, тел не было видно, зато в отдалении слышался неразборчивый шум, а на освещенном участке коридора периодически мелькала тень – видимо, оставили кого-то дежурить. И наверняка послали за подкреплением. Противоположный конец коридора, где предположительно находился запасной выход, терялся в темноте. Брат Варфоломей отворил дверь пошире; при этом она издавала зловещее сипение, грозящее перейти в звонкий скрип.
Осторожно, стараясь не тревожить многострадальную руку, он поднял Веспер, тихо шагнул в коридор и двинулся в темноту, мысленно матерясь и пытаясь прикинуть, каким образом он будет отпирать дверь запасного выхода, которая наверняка заперта. Видимость была отвратительной, но дверь, к которой они приближались, уже угадывалась. До нее оставалось шага три, когда она вдруг затрещала и распахнулась. За ней нарисовался силуэт предположительно охранника. Видимо, и здесь выставили стражу. Руки были заняты, поэтому решать проблему силовыми методами было затруднительно. Между тем, действовать надо было быстро. Брату Варфоломею оставалось полагаться только на чудо и собственную интуицию. Поэтому он набрал в легкие воздуха и душераздирающе гаркнул:
- Полиция! Прочь с дороги!
Охранник, молодой парень, взору которого предстала черная фигура в капюшоне с чьим-то телом на руках, от неожиданности попятился и дал дорогу. Брат Варфоломей  торжественно проследовал мимо охранника, дошел до угла и там уже припустил бегом по закоулкам, то и дело сворачивая в подозрительные и невнятные подворотни. Он понимал, что и тот парень наверняка уже пришел в себя, и другие, конечно, слышали его вопль. Быстро бежать он не мог. К тому же надо было решить, куда именно они всё-таки теперь направляются. Брат Варфоломей остановился на пустыре, окруженном какими-то сараями.
- Как вы там? - осведомился он у Веспер, переводя дух.

+1

23

С горем пополам Веспер была поднята на руки – фигурка быть может у нее и стройная, но она высокая, да и кость тяжелая, потому Варфоломею можно лишь посочувствовать, она ведь действительно не пушинка. Плюс к тому же Эллингтон не любит, что бы ее отрывали от земли особи мужского пола, где-то что-то в нутрии говорит, что они вполне могут упасть, покалечится, не огнестрельное ранение, но все же будет весьма неприятно. Да и если думать и о самом монахе, он тащит в своих руках незнакомую барышню – восхищает и вызывает уважение, как минимум. Дверь скрипнула, неприятно ударив по и без того натянутым в струну нервам – бешено заколотилось сердце то и дело грозясь выпрыгнуть из груди, в то время, как  глаза напряженно всматривались во мрак, право радует, никто ничего не услышал, но все же мелькающая в конце коридора тень заставляла насторожится – эх, в такие моменты Эллингтон всегда жалеет, что ее дар схож с прорицанием, а не невидимостью. Рана же в это время кочеваний на руках монаха неприятно ныла от легких встрясок, но это было действительно лучшим выходом, чем просто передвигаться самой – и боли бы больше было и головокруженье того и гляди перешло бы в обморок. Она стойкая, правильно говорил Джаред таких сук, как она и холера не возьмет.
Вот впереди и показалась заветная дверь запасного выхода, да вот только она неожиданно отварилась и луч фонаря проник в помещение освещая всю картину, и позволяя Веспер увидеть юного парнишку, что видимо будучи охранником был отослан для перекрытия путей. Мысли бешено скачут, здоровая рука нащупывает в кармане пистолет в то время как голова утыкается в плечо мужчины, пряча лицо  – убивать невинного не хочется, но тут снова находит выход их ситуации Варфоломей, что пользуясь заминкой, уверенно объявляет себя полицией, чем вызывая замешательство у охранника и уверенно проскальзывая вперед. Бег, поворот за поворотом, пустынные улицы, безликие дома - впервые в жизни Эллингтон радуется, что их остров настолько заброшен, что освещены лишь центральные улица, а эти, что за Академией, уже относятся ко второму сорту. Наконец-то они остановились на каком-то пустыре, где не наблюдалась ни одной души. Неожиданно Веспер ощутила приятное тепло человеческого тела, что так заботливо продолжало держать ее, не смотря на то, что наверняка было само изрядно измотано и утомлено. Голова, что все еще покоилась на плече, нехотя оторвалась, а губы расплылись в улыбке:
- Живая. Благодаря вам. Спасибо, - Снова улыбнулась Эллингтон, сейчас это был единственный возможный способ, которым она могла отблагодарить этого мужчину, хотя нет, было кое-что еще, - Теперь можете меня отпустить, бежать не надо, а идти я и сама могу, медленно, но уверенно как говорится. Что делать? Я вроде бы не засвечена от того можно вернутся домой, но обработать рану одна я буду не в состоянии, - Честно призналась девушка, смущенно заглянув под капюшон.

+1

24

Брат Варфоломей с сомнением посмотрел на Веспер, пытаясь оценить, насколько она действительно способна передвигаться самостоятельно. Конечно, было бы хорошо, если бы могла – человек, волокущий на руках другого человека, привлекает к себе много внимания.
- Ну, попробуйте, - он поставил ее на землю. - Если идти трудно, то я могу вас и дальше нести – мне не тяжело.
Он оглянулся по сторонам. Признаков погони пока не было. Это не означало, впрочем, они не появятся. Нужно было идти дальше.
- Всё-таки я не понимаю, - начал брат Варфоломей и запнулся. До того он был поглощен непосредственными заботами, а сейчас осознал, что всё произошло в точном соответствии со сбивчивыми высказываниями Веспер, когда она говорила, что надо срочно уходить из архива. Откуда она знала? Он с некоторым усилием вернулся к прежней мысли. - … я не понимаю, почему вы не хотите обратиться к врачам. Сказали бы, что в вас шальная пуля угодила на улице – мало ли перестрелок. Но если хотите, я могу, конечно, проводить вас домой. У вас там хоть средства, чтобы рану обработать, есть?

+1

25

Варфоломей медленно опустил девушку наземь, та радостно покачнулась с носка на носок, как бы этим высказывая радость, встречи с твердой поверхностью – землей. И тут же пошатнулась уже более ощутимо – это звездочки в голове напомнили о том, что она ранена и не стоит делать резких движений. Легко ухватившись за мужчину, что словно и ждал этого, Вес поморщилась, но признаться, скорее нет от боли, а от беспомощности охватывающей ее.
- Не надо, но буду благодарна, если вы будете меня слегка придерживать порой.  Как я выгляжу? – Спокойной продолжала Эллингтон, но заметив легкое недоумение добавила, - в плане того таксист заподозрит что-то неладное или подумает что я просто беднячка из гетто? Думаю, картина должна быть не так плоха… всего лишь рукав куртки… или нет?
Веспер привела дух, облокотившись о стену сарая. Им стоила решать план своих действий как можно быстрее, возможна погоня – партия хоть и многое упускает из виду, но за вопиющие случаи хватается с излишним усердием, что играет сейчас не в их пользу.   
- Шальная пуля? – Рассмеялась девушка, - Такого быть не может! А если рассматривать вариант с заданием, то я идя на операцию, заполняю кучу документов, подписать их у Младшего Брата, а уж потом куда-то там шагаю. Партия предпочитает знать о таком, пожалуй, потому с особым усердием выполняет все, что попадется под нос, но не виде торой того что торчит в глазу. У них и моя медицинская карта есть к слову, мед.комиссия как обязательный пункт, если врачи сообщат, что у начальника внешней разведки огнестрельное ранение при том, что ее никто никуда не посылал то пойдут вопросы, а этого нам не надо. Или вы все-таки хотите поведать миру почему блуждали ночь в библиотеке Академии? И да, средства, конечно же есть, пожалуй, найдется даже кровезаменяющий раствор, право радует, что он вполне легален.  И вы не просто доведете меня, вы мне окажите помощь… пожалуйста.     

+1

26

Способность Веспер стоять на ногах оставляла желать лучшего. Брат Варфоломей был наготове и ухватил ее за предплечье правой руки. Насколько можно было разобрать в предрассветных сумерках, вид у Веспер был очень бледный и довольно потрепанный. Но на обитательницу гетто она, тем не менее, была не очень похожа. Одежда слишком ладная и выражение лица слишком независимое.
- А что, нынче бедняки из гетто ездят на такси? - удивился брат Варфоломей. - Нет, за представительницу гетто вас трудно принять. Не знаю, по-моему, самое неладное в вашем виде - это я в качестве сопровождающего. В остальном всё относительно нейтрально. Вы далеко живете? Может, я лучше вас своими силами донесу?
Мысль о такси ему вообще до настоящего момента не приходила в голову. Интересно, откуда оно берется в такой час?
Из объяснений Веспер стало ясно, что к услугам врачей она прибегать точно не согласится. Можно было бы, конечно, подумать о частных умельцах, но на поиски, опять же требовалось время, которого было мало. С другой стороны, рана, действительно, несерьезная, и если она еще и сама что-то в этом смыслит, то, пожалуй, можно обойтись и своими силами.
- Хорошо, я постараюсь помочь вам в меру разумения, - подвел итог брат Варфоломей. - Только давайте уже пойдем куда-нибудь отсюда.

+1

27

Веспер истерически хихикнуло, замечание было колкое, но в точку. Действительно о такой детали она не подумала, отчего и получила по носу, хотя тут же нашла выход их ситуации – с ней ведь монах, а им свойственно помогать людям…   тогда все вполне можно будет объяснить разумными доводами, но радует, что таксисты не особо говорливы в таком плане, им плевать кого и куда везут, главное что бы платили.
- Вам понравилось носить меня на руках? – Скривила губы в ухмылки Вес, одарив монаха многозначительным взглядом, - Ну я живу во втором районе, если так подумать, то это не так уж и далеко, выдержу. 
Очутится в теплом салоне автомобиля было бы куда лучше чем идти пешком, но что поделать если она сумела вляпаться в историю, которая может всплыть при любой малейшей ошибке?! И хоть у нее есть заветный номерок одного знакомого водителя, но по его адресу стоит обращаться лишь в самых крайних случаях, пожалуй потому Эллингтон покорно потопала вслед за Варфоломеем, который с опаской то и дело косился на нее, видимо остерегаясь того что она может упасть в любой момент.   
- Весьма признательна вам за вашу помощь…

+1

28

- Честно говоря, я бы предпочел, чтобы ваше здоровье позволяло вам перемещаться самостоятельно. Но если не позволяет – что поделаешь.
Веспер, видимо, решила всё-таки не вызывать такси, но его призыву не задерживаться на пустыре вняла и пошла за ним нетвердым шагом. Доехать на машине было бы проще и удобнее, но брат Варфоломей считал, что это рискованно. Если ими действительно заинтересуются полицейские, то этим ребятам нужно будет всего лишь поговорить с местными шоферами и описать характерную внешность двух разыскиваемых индивидуумов. Еще неизвестно, кстати, что за люди в них стреляли и на кого они работали. Возможно, об этом знала Веспер – она недавно вообще проявила незаурядную осведомленность, - но расспрашивать ее сейчас было неуместно. Надо, во-первых, беречь ее силы, а во-вторых, уходить как можно быстрее, не отвлекаясь. Лучше всего было бы доставить Веспер домой до рассвета, чтобы не привлекать к себе лишнего внимания. До второго района было, действительно, недалеко, но необходимо было учитывать и то, что быстро идти они не могли.
Теперь они постепенно углублялись в сеть переулков, двигаясь в направлении второго района.

Отредактировано Frater Bartholomeus (2011-08-07 22:48:44)

+2

29

- Ну вот, тогда и пойдемте - пока я буду в состоянии двигаться я буду иди сама, - Уверенно заявила Веспер виляя по темным переулкам, и давно заученным тропам, как ни странно эту местность она уже знала, как-никак всегда предпочитала знать все возможные пути отхода со своего дома мало ли что может случится в такое-то дивное время. Плюс боль потихоньку затихала и она начинала дышать полной грудью, а не давлено и напряженно, как до этого, конечно, когда они начнут обрабатывать рану все придется испытать по новой, но тогда она уже будет готова и обезболивающее тут тоже поможет к тому же. Погоня во второй район вряд ли зайдет, тут дома не каждому по карману, а и имя надо иметь звучное так что вряд ли люди с подобным статусом могли бы опустится до того, что бы ночью проникать в библиотеку Академии да еще там такую шумиху подымать. И да, похоже завтра придется взять на работе отгул по причине неожиданной простуды, все же легче чем писать объяснительную или что-то в это роде.
- А вот и мои владения, - Пробормотала Эллингтон, умело отворяя калитку заднего двора и пропуская вперед монаха, - Не стесняйтесь проходите…
Девушка легко скользнул в глубь дома при этом не включая свет в коридорах с окнами, но приникая глубже, и следя, чсто бы Варфоломей следовал за ней – и только потом, когда шторы были плотно зашторены, и в комнате не обнаружилось посторонних душ она включила свет и извлекла с ванной комнаты аптечку. Теперь предстояло самое трудное.

+1

30

Выносливость у Веспер оказалась завидной. Она упорно шла всю дорогу самостоятельно - поначалу нетвердо (брат Варфоломей несколько раз предупреждеюще поддерживал ее за плечо, когда она оступалась), потом приноровилась и зашагала быстрее и увереннее. Она, как выяснилось, хорошо знала эти места и ловко управлялась с лабиринтообразной путаницей дворов и переулков. Почти всю дорогу шли молча. Приближался рассвет, и было весьма прохладно. Ветра не было, но после библиотечного тепла и быстрой пробежки тело под рясой стыло в предутреннем холоде. Улицы были безлюдными и тихими. В просветах между домами, на фоне светлеющего неба, брат Варфоломей видел линии проводов и очертания каких-то невнятных выступов, назначения которых в таком освещении он не мог угадать. Если бы не сюрпризы этой ночи, он бы, наверно, сейчас еще только заканчивал свою работу в архиве, куда теперь ему, скорее всего, путь перекрыт. Но зато он законспектировал наиболее значительную часть той книги - остальное надо будет дописать по памяти, пока впечатления не выцвели. Он перебирал в голове прочитанное и пытался уложить всё так, чтобы обеспечить максимальную сохранность.
Он вернулся к непосредственной данности, только когда Веспер остановилась перед какой-то оградой и стала открывать калитку. Она гостеприимно пропустила брата Варфоломея вперед. Дом, представший его взору, был внушительных размеров. Брат Варфоломей мысленно прикинул, сколько семей из гетто здесь можно было бы поселить. По всему выходило, что не меньше пяти. Он последовал за Веспер по неосвещенным помещениям - она, видимо, не хотела привлекать внимания потенциальных наблюдателей к своим окнам. В доме, казалось, кроме них, никого не было, и обстановка ванной комнаты, откуда Веспер взяла аптечку, наводила на мысль, что Веспер живет здесь одна. Брат Варфоломей подошел к раковине, чтобы вымыть руки. Посмотрев на стену над раковиной, он неожиданно наткнулся взглядом на собственное отражение в зеркале, чего не видел уже давно. Он сдвинул капюшон с головы и машинально провел ладонью по уже не совсем щетине, но и не совсем еще бороде, которой обросла нижняя часть его лица за последнюю, кажется, неделю. Брат Варфоломей, отражающийся в зеркале, - зрелище, конечно, редкое, но предаваться созерцанию было некогда. Нужно было обрабатывать рану. Чему-то он научился у лесных умельцев, которые латали людей, используя подручные растительные средства. С фармакологическими препаратами он был знаком гораздо хуже и рассчитывал здесь на познания Веспер, исходя из того, что она говорила ему в библиотеке. Сейчас придется туго. За время пути боль, видимо, утихла, и теперь грядет новая волна.
- Вы прекрасно держитесь, Веспер, - сказал брат Варфоломей. - Еще не много, и вы сможете как следует отдохнуть. А сейчас давайте попробуем освободить вашу руку от рукава.

0


Вы здесь » Шторм-вор » Больше, чем можно себе вообразить » Знакомство Веспер и Брата Варфоломея