Шторм-вор

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Шторм-вор » Район №4 » Берег реки


Берег реки

Сообщений 1 страница 26 из 26

1

Не слишком приятный запах из-за отходов мастерских и канализации

0

2

Законный выходной. Сегодня Трюдо мог спать хоть весь день, но вместо этого в половине седьмого утра уже бежал по берегу океана, наслаждаясь одиночеством. Или пытаясь спастись от него?
Хайд уже даже не пытался прислушиваться к своим чувствам: много лет назад он почти перестал их понимать, просто-напросто забыл язык собственной души.
Но не будем возвращаться в прошлое, чтобы не упустить нашего героя в настоящем. Он и так уже успел убежать далего вперед и, если мне не изменяет зрение, все-таки свернул в сторону улиц города.

Океан остался где-то далеко за спиной. Теперь единственным упоминанием о его существовании была узкая речка, бравшая исток в его водах и проходившая через всю правую окраину города. Надо сказать, ее берега были не самым приятным местом для прогулок. Вся в почерневшей тине и масляных нефтяных пятнах она ежедневно вбирала в себя тонны фабричных и заводских отходов. Не выдерживая такого издевательского отношения, она напоминала воспалившийся и требующий срочной антисептической обработки шрам.
Почти минув это доказательство наплевательского отношения человека к природе, Хайден внезапно замер на месте. На протяжении последних двух километров ему попадались последствия прошедшего шторма, но в этой части острова ко всему прочему в воздухе еще ощущалась его разрушительная энергия. Здесь был эпицентр. Трюдо закрыл глаза, чувствуя как внутри поднимается досада - одна из немногих незабытых им эмоций. Так было всегда, когда он натыкался на последствия особого шторма и понимал, что пропустил его, что еще один шанс все решить потерян.
Глубоко вдохнув, Хайд открыл глаза и медленно двинулся дальше, будто надеясь, что Вор вернется.

+2

3

Она сердито ла по берегу реки – девушка знала, что через милю или чуть больше, ей придется спуститься ниже, и, пробравшись через густые заросли, выйти к забору детского сада второго района – места очень дорого и престижного. Далеко не все чиновники могли себе позволить отдать туда своего ребенка, и, естественно малышей хорошо охраняли. Но, она всего лишь подзовет одного из них и вручит ему бомбу…
Это нужно. В гетто дети дохнуть от голода.Ее совесть ничего не говорила против такого поступка – а вот приверженность к идеям чайки толкала на единственно возможный и правильный путь – убить десяток детей, что бы сотни и тысячи потом могли жить.
И она совсем не обратила внимание на набежавшие облака. Обещали вечером шторм – простой, а не Шторм-Вор, так что ей бояться нечего. Шел мелкий противный дождь и когда в воздухе появился запах электричества – предвестник будущих маленьких трагедий десятков и сотен людей -  было слишком поздно. Она мгновенно бросилась к ближайшим деревьям….
Следующее воспоминание – она кричит, а бомба, которую девушка несла в небольшой кожаной сумке, взорвалась. Она посмотрела на свою кисть – но ее не было.

0

4

Но шторм как всегда игнорировал его. Иногда Хайду казалось, что тот просто играет с ним, испытывает терепние, желая поразвлечь себя. И это с кажым годом все больше раздражало парня. Вот и сейчас он чувствовал это, медленно разъедающее изнутри, чувство.
Качнув головой в попытке рассеять наваждение, Трюдо снова остановился. В замершем после шторма воздухе отчетливо ощущался запах крови. Не понимая, в чем прикол, Трюдо внимательно осмотрел опушку леса. Взгляд врача привлекла распростершаяся на опавших, пожелтевших листьях фигура всего внескольких шагах вправо от него.  Длинные волосы, хрупкое телосложение. Парень почувствовал знакомый приступ тихой паники, причина которого также крылась в прошлом.
Ох, как он мечтал забыть свое прошлое!
Переборов себя, врач быстро приблизился к девушке. Одного взгляда хватило, чтобы понять, что с ней случилось. Хайд сразу решил, что поможет ей вне зависимости от того, сможет она заплатить или нет.
Сняв футболку, он перетянул хлопковой тканью руку девушки и, осторожно подняв ее, направился в сторону дома.

-------> [Hayden`s house]

+1

5

подвал---)
Правую ногу. Левую ногу. Правую ногу. Левую ногу.

Из подвала вело два выхода, первый на кухню скромного домика, где жили отец и дочь – бедная девочка, что же ей пришлось пережить, и что же будет ждать ее в будущем! -  второй, на улицу, и до того, как Алан ворвался в дом, вторая была плотно закрыта. Когда же девушка выбирается вслед за ним на улицу, то на какое-то время замирает, плотно сощурившись.
-Здесь далеко идти?
- холодный ветер обдувает ей ноги, слишком уж веет от реки холодом, и она не догадалась найти обувь, так что приходится внимательно глядеть себе под ноги. – я устала. Я хочу спать.

0

6

--> Подвал

Алан шёл впереди девушки, озираясь то по сторонам, чтобы убедиться, что на них не обращают внимания, то назад, чтобы увидеть, что она не отстала. Река. Увидев её, парень понял, что его мучает жажда и он знал, даже без учёта его «подарка», что девушке в этом плане даже хуже. \но вид воды отталкивал эти желания. Пить эту воду судя по всему можно было только в случае если надоело ходить по этой земле. Максимум если появится необходимость прочистить желудок. На вопрос Валентины нищий кивнул. Идти было далеко. Ну, по крайней мере это было не дело пяти минут. Позволить ей отдохнуть или говорить, идти дальше. Первое было гуманнее, второе безопаснее и как научила Алана жизнь, правильнее. Но усталый вид спасённой, заставил его остановиться.
- Осторожно, здесь может быть разбитое стекло, - предупредил парень, сам смотря под ноги. Загнать что-то под кожу было последним, что он желал кому либо, а вид этого, с позволения сказать, пляжа доверия не внушал.
- Мы должны идти, - парень посмотрел на Валентину, - хотя бы, что бы найти более удобное для отдыха места. Здесь грязнее чем у меня дома.
Нищий тихо усмехнулся. По крайней мере, пахнет здесь хуже, - добавил он про себя.

+1

7

Валентина очень давно не ходила – ничего удивительного, что сейчас она передвигает своими ножками неуверенно и спешно, очень испуганно, будто бы боясь забыть свои умения и способности. Пока шаг за шагом получается, пока она потихоньку идет вперед, но ей все время кажется, будто бы через секунду, две, или быть может через тридцать минут, или завтра, она просто забудет, как это – ходить. Тяжело. Сложно. Непонятно. У нее нет ни малейшей возможности сделать хоть шаг без отвратительного ледяного ужаса внутри, что всего через пару секунд она этот шаг сделать не сможет, что просто забудет. Он вроде как обещал ей помочь, только вдруг возьмет и не поможет? Вдруг не сможет ничего сделать? У него на руках маленький мальчик, и этот мальчик ему определенно важнее, чем она. Что тут сказать…
-Стекло? Стекло, да, спасибо, стекло, мне нужно не наступить на стекло….

Она никогда не бывала в таком ужасном районе – что за гадость? Где она? Как ей попасть домой? Валентина так хочет пойти домой, она так скучает по дому… ей плохо без этого, очень – и она многое отдаст за немного счастья побыть с спокойствии и безопасности… ну или просто дома.
-Я хочу отдохнуть
– она наконец-то сдается – я устала очень.

0

8

--Начало игры--
Очередной день подошёл к своему началу - началу конца, времени после обеда. Сейчас девушка шла вместе с сестрой домой - самое время, ведь в такую жару, когда в воздухе повисло душное марево, заставляющее нервно глядеть на землю, ожидая увидеть всюду огонь, но не находя его. 
Девушка аккуратно переступила через какую-то железку, угрожающе направившую в её сторону шипастый наконечник.
- Соня, ты... - невдалеке Хлое заметила двух людей: парня с девушкой. Девушка выглядела так, будто сейчас упадёт - от усталости, духоты, солнечного удара... от всего и сразу. Хлое не умела проходить мимо с каменным лицом "ничего не вижу" - девушка, осторожно ступая, направилась к парочке. - С вами всё в порядке?

+2

9

Работа - это лучшая каторга для людей, особеенно, если это нелюбимая работа. И спастись от неё можно только двумя способами: смерть и выходной. Первого Соне совершенно не хотелось. Вот потому сегодня был как раз выходной. Ему-то девушка была несказанно рада. Она давно хотела провести побольше времени с сестрой, которую почти не видела. Соня медленно прела рядом, наслаждаясь болтавней Хлои, которая что-то упорно и с интересом рассказывала. Старшая сестричка её мало слушала, но все же была довольна этой прогулкой. Но вдруг сестра ускорила шаг. Соня подняла взгляд и увидела парочку, к которой рвалась сестра. Девушке на сасос деле было как-то все равно, что там происходит, но за Хлоей пришлось пойти. Соня не любила лезть в чужие проблемы - своих хватало с головой. Тем более она видела рядом парня. "Если помощь и нужна, то парень вполне может её оказать"
- С вами всё в порядке?
Соня вздохнула и чисто из вежливости и чтоб поддержать сестру тоже спросила
- Вам помощь не нужна?

+2

10

Мальчик плакал. Слишком трудное испытание для малыша, слишком много он пережил за сегодня. Алан понимал это. Да ладно понимал, хуже. Он знал об этом прекрасно, как и о том, что Валентине было и того хуже. Но он привык к этому и не хотел облачаться и поэтому не давал ничего понять.
- Мы дойдём до места поприятней и побезопасней и Вы отдохнёте, - пообещал Алан. Ему, самому привыкшему спать и среди крыс, не хотелось заставлять девушку привыкать к этому особенно после её плена. Впереди он увидел ещё двух особ. Молодые девушки подошли к ним. Одна хотела помочь, вторая меньше, но всё равно подошла. Алан кивнул. Он не любил просить помощи, хватало того, что ему приходилось выпрашивать деньги, но сейчас это было не для себя.
- Вы не знаете кратчайший путь во второй район, - наверняка это звучало странно, учитывая его местами порванную одежду и потёртый вид девушки. «Как бы ни напридумывали себе чего?», - пронеслось у него в голове. Столкнуться с полицией не хотелось. Девушку ищут и если на то пойдёт, то поверят скорее человеку в доме которого он её нашёл, чем оборванцу. Или место полицеприятней этой хм… речки, - добавил Алан, немного сменив положение, в котором он держал ребёнка.

+1

11

Она помнит ту статью – статью в Вестнике Большого Брата, статью, написанную огромным шрифтом, ту, что издеваясь, показывал ей учитель. Он ведь казался ей хорошим человеком, ладным – приемный отец, родители Валентины его опять же уважали без края… разве это не прекрасно, не волшебно? Только вот правда оказалась плоха – и там, в подвале, он иногда был добр… а иногда не очень. Стоит ли это говорить, как это довело Валентину? Там еще кроме крупного шрифта, сообщающего ее приметы, были еще и фотографии, но вдруг это было не несколько дней или недель назад – а много лет?
Вот и сейчас, она тупо, пустыми глазами смотрит на двоих. Знакомые лица. Девушка разве ж может их запомнить? Разве это правильно?
-Добрый вечер, добрый. Вы…
- она на мгновение замолкает, а затем продолжает говорить, какое-то время помолчав: - Все в порядке. Я просто немного устала, не очень сильно устала, уж простите меня. - она не может сообразить, откуда же их все-таки знает.

0

12

Девушки что-то ответили, куда-то показали, Алан понял  только это, больше он вообще не различал слов. Парень кивнул в знак благодарности. Голова гудела, он устал нести ребёнка, но должен был. Он сам хотел последовать примеру Валентины и искать лишь место для сна.
- Мы не далеко от Вашего района, - заметил он. Алан отведёт её домой. Это может быть выходом а может и нет, но он отведёт её.
- Осталось немного и Вы будете дома! Только не засыпайте здесь, - он сделал пару шагов в сторону, куда показали девушки, вперёд и остановился дожидаясь девушку. Наверняка то время в том подвале стоило всех его неприятностей накопившихся за жизнь, самая большая из которых была родиться в подворотне.

+1

13

Валентина почти с ненавистью смотрела на спящего в руках мужчины малыша. Что он вообще делает с ребенком? Зачем ему этот ребенок? Он разве был в подвале? Кажется, да, был, но что он здесь-то делает? Это его сын? Брат? Мама писала статью, о нищих, и там было что-то о жестоком обращении с детьми, ей-богу, было!
-Немного поспать. Полчасика поспать. Пожалуйста.

Валентина понятия не имеет о чем просит – ей просто плохо. Даже если она и не выглядела слишком помятой – несколько налитых синяков и порезов, но в общем-то терпимо, особенно для жителя гетто – то в голове у нее туман, а в костях и мышцах – боль.
-А вдруг они меня не узнают? Скажут, что я обманщица?

0

14

Алан заметил невдалеке небольшой кусок пляжа, как раз для того, чтобы девушка могла там прилечь. Он хотел быстрее привести её домой и вернуться к себе. Пусть в подвал, пусть к крысам, но домой. И всё же он пошёл туда. Он ведь знал, прекрасно знал, как ей было плохо. У него не было выбора, кроме как знать.
- Там есть место почище!, - он кивнул в ту сторону, жестикулировать с ребёнком на руках не легко, - поспите немного, но потом пойдём.
Будто он ставил условия. Но сейчас девушка могла показать себя благодарнее и потерпеть лишние минут двадцать, но нет, так нет. У него есть возможность покрыть «убытки» вызванные тем, что он почти не стоял на привычном месте, протянув руку. Пускай поспит, - в последний раз сказал он себе.

0

15

Больше всего Валентине нужно, пожалуй, поговорить с кем-то. Кто-то, кто расскажет ей, как все будет хорошо, кто-то, кто убедит девушку, что родители будут рады ее увидеть – за время заточения в подвале, не без помощи «волшебных таблеточек» небезызвестного нам господина, она не раз видела кошмары с ужасными сюжетами: что родители прогонят ее, что он их убил, как и обещал однажды, что они просто уехали далеко-далеко. Если это правда, то как она расплатиться со своим спасителем? А что будет, если Константин попытается ее найти? Вдруг родители отдадут ее ему? Только вот парень, вместо того, что бы успокоить ее – плата ему ведь будет более чем высокой – игнорирует полубредовые, испуганные вопросы.
-Спасибо.

Там, на берегу – полусгнившее, противно пахнущее, но, кажется, сухое древо. На нем и устраивается головой девушка.
-Ваш ребенок?

0

16

Ему хотелось просто отвести её. Но пока она была напугана, это касалось и Алана, против его воли. Он сел рядом на песок и устроил мальчика на коленях.
-Я не думаю, что они не узнают своего ребёнка, - он покачал головой, попытался улыбнуться, но он не был уверен в этом. Его бы самого бы не узнали бы если бы нашли. Да и он в общем-то отцу не нужен, кем бы тот ни был. А что с матерью он не знает. Но тут сравнивать было глупо. она отсутствовала гораздо меньше.
- Брат, - стандартная ложь. Но не говорить же, что это нагулянный ребёнок алкоголички, которая и себя то с трудом кормит и главное поит а он выходит каждый день а с ребёнком дают больше. Женщине давали бы ещё больше, но это было как то неизменным.
- Мы скоро придём, как только Вы отдохнёте, сразу же отправимся в путь и Вы скоро будете дома, - он замолчал, понимая, что успокоит её сейчас только сон. А когда тебе болтают в ухо, спиться нехорошо. Ребёнок тоже сопел, один Алан абсолютно не стремился впасть в царство морфея.

0

17

-Они могут меня забыть. Шторм-вор. – удивительно. Судьба столько лет спасала ее от столь опасной… от столь опасного явления, а потом отдала маньяку. Будь Валентина склонна к сложным рассуждениям, она бы, возможно, даже посмеялась бы над этим.
Кто бы мог себе вообразить нечто подобное, такую мерзость: богатая, из крайне приличной семьи (в отличии от большинства богачей, легенды о выходках которых потрясали гетто и уж тем более тихий четвертый район, секреты именно этой семьи были скрыты более чем надежно), тихая и спокойная – разве можно было представить эту девушку в худшей ситуации? Спящую – вернее, пока пустыми глазами исследующую звездный потолок над ними –  на грязном речном берегу, в сопровождении какого-то… какого-то, да еще с ребенком.
-Немного. Пять минут… - последнее слово она не договорила, впав в некое подобие небытия.

0

18

- Да… я забыл, - нет, он не забыл, об этой опасности забыть было трудно. Но он просто старался не думать о широких возможностях последствий. Соврал, чтобы не показаться эгоистичным, не думающим о пострадавшим. Внешне ведь у него не было видно «ущерб» а раскрывать было не за чем, ни этот, не актуальный.
- Спите, - Алану хотелось, чтобы девушка поскорее отдохнула и он смог вернув ее, домой, покинуть, вернуться. Ночью он может и не попасть домой. Нет, пускай она поспит. Девушка заслужила.

0

19

Что он забыл? Своих родителей? Свою семью? Или забыл про то, что Шторм-вор может бед натворить, может заставить лишить памяти ее родителей? К тому же… она всегда была их хорошей девочкой, их лапушкой, вдруг они подумают, что она сбежала к своему любовнику, а теперь старается вернутся домой… вдруг Линда не рассказала им правды?
Ты ведь видела газету.

Она спит – вроде как спокойно. Внутри у нее все заходится от страха, ей кажется, что если она откроет глаза, то окажется в подвале, и весь этот побег, случайный, он окажется сном. Иногда Константин был добрым, иногда плохим – но силы Тины уже на исходе. Как она устала… девушка готова проспать целую вечность, чем, собственно, и занимается.

0

20

Парень сидел и  перебирал пальцами слегка грязный песок. Тишина, темнота и отсутствие людей, которые полны эмоций. Это было почти раем. Алан и не думал меня свою судьбу, до сегодняшнего дня, хотя был уверен, что сильные мира сего не захотят отдавать награду оборванцу. Да. Были те, кто оказался на своих местах из-за выпивки, как мать его почти вечного спутника или долгов, но он сам был наследственным нищим, если так можно сказать и даже сейчас он думал «ты родился в подворотне, в подворотне и помрёшь». Он ведь и читает с горем пополам.
Время шло, прошло, может и час, и два, а может и больше. Или меньше. Алан посмотрел на Валентину. Она крепко спала. Парень аккуратно потряс её за плечо. Надо было вставать, идти, закончить это. Ему было, честно говоря, всё равно, что сейчас ночь, что девушке могло не хватить часа отдыха, что он разбудит её родителей посреди ночи, пусть даже с радостным известием. Нужно было идти дальше.

0

21

Что она скажет своему все еще безымянному – даже если он называл свое имя, то девушка сейчас его совсем не помнит, откуда, слишком много для нее информации обрушилось на девушку в последние часы, за недели, проведенные в подземелье, девушка уже и забылась совершенно о том, что же это именно такое – спутнику, если родители ее не примут? Она ведь обещала ему деньги… что у нее есть, что бы ему отдать?
Брошка на лацкане пиджака – старая, и очень красивая. Сам пиджак – правда, кроме него и повязанной на груди простыни у нее больше нет ничего из одежды, но если нужно будет… в карманах может найтись какая-то ерунда, если Константин не обыскал их во собственной безопасности….
Сна нет – и часы с закрытыми глазами пролетают, как секунда. Она подскакивает, словно ужаленная, от одного его прикосновения, и испуганно таращится по сторонам, умудрившись разбудить и малыша, спавшего под боком Алана.

0

22

Малыш захныкал. Громко мальчик не плакал, никогда… это было обычно бесполезно. Алан обнял ребёнка, даже если бы он сам по себе зачерствел абсолютно, с «подарком» он иначе не мог.
- Спокойно, - обратился попрошайка к девушке, которая заметно перепугалась, от, казалось осторожного, прикосновения к плечу, - Вы можете идти дальше?
Было бы глупо, если бы он разбудил бы её, а она всё ещё была обессилена, но Алан знал, что её хватит на это расстояние, а дальше? Дальше ей идти не придётся. Что ему делать с девушкой, если её в самом деле прогонят? Взять с собой и поломать всю жизнь школьницы? Ты думаешь об этом, потому что думает она, - сказал он себе, но задумываться не прекратил.

+1

23

Это было самое страшное, что только возможно себе представить: она останется одна. Тогда, Константину не нужно будет ничего делать, ему будет достаточно просто придти и забрать ее, и она ничем не сможет ему помешать, она ему ничего не сможет сделать, не сумеет защитить себя ни одним из возможных способов.
Это и было, пожалуй, самым страшным из всего возможного, самым страшным из всего произошедшего.
Ну и ладно. Сама разберусь.

У нее есть бабушка, тетя, и даже двоюродный брат – те люди, которые, возможно, смогут о ней немного позаботиться. Она уже взрослая, но ей нужно будет хотя бы помыться и поесть… а к Константину она уже не вернется.
-Не могу. – она отвечает честно, но все-таки встает, и даже треплет мальчика по короткостриженной голове, словно извиняясь за свое поведение. Еще немного потерпеть, совсем немного…

0

24

Такого ответа в лоб он не ожидал, хотя и сам понимал, что она разбита, нет, не понимал, точно знал. Ещё одна причина поскорее отдать девушку в надёжные руки. Взялся помогать, не дело бросать на пол пути. Значит, веди Валентину домой. Её усталость и сомнения чувствовались им очень резко и Алан сам бы уснул, но кто-то должен бодрствовать. Девушка устала, а ребёнок не поймёт, что значит разбудить при опасности.
- Вы ещё хотите отдохнуть?, - понимающе спросил он. Неужели он промается с ней до утра. Всё равно. Ночной визит воспримется иначе, чем дневной, ночью редко приходят с добрыми намерениями. Но сейчас Алан был готов отдать все мысли о лучшем будущем, о котором безграмотному оборванцу, пусть даже с наличием свалившихся на его голову денег, можно было не думать, чтобы ему позволили проспаться, дали что-то утихомиривающее ноющую голову, но не наркотики и банально накормили. Деньги в его случае смерть, а не исполнение желаний. Убьют если не полицейские, то свои же. Прирежут и глазом не моргнут. Единственный способ это родится заново в семейке поприличней и с наличием обоих родителей. Хотя день не есть было не таким уж большим подвигом. Девушка тоже была голодна, но совать засохший сухарь, не скормленный пёсику, человеку, было просто неприлично. Нищий был готов ждать, пока она отдохнёт окончательно, лишь бы их не нашли до этого.

Отредактировано Alan (2011-07-20 00:42:38)

+1

25

Если ее Линда хоть как-то ориентировалась в городе, ведь она куда больше времени проводила, шатаясь по разным праздным компаниям и злачным местам Города, нежели младшая сестра, то Валентина видела город по большей части из окон автомобиля, когда ее отвозили на занятия и всякое такое. Например, время от времени, девушка ездила на занятия по керамике в четвертый район, но никогда не ходила в одиночестве по его узким улочкам, и даже во втором едва ли исследовала хотя бы треть. Так что ничего удивительного, что мысли о том, что молодой человек, а, может, уже и мужчина, может решить, что можно ее и тут оставить, вызывают у нее панику. Нет-нет, она не будет рисковать, не будет с ним спорить, и если он сказал, что им надо идти, она пойдет. Просто врать Валентина не умеет, не получается это у нее – и часто, из-за таких вещей вся жизнь рыжей идет наперекосяк.
-Хочу. Но нам нужно идти. Я хочу домой. – она ведь помнит, не скажи ему о вознаграждении, парень бы ей и не подумал помочь.

0

26

-Вы правы, нужно!, - заметил нищий и протянул девушке руку, чтобы она смогла встать. Сколько она должна протянуть? Пол часа, врядли больше. Он потащит её, если понадобиться, но на ногах девушка удержится. Главное, чтобы их не нашли. А то потом доказывай, что ты не осёл. А она идти не хочет. Считает, что это его прихоть, оно так и есть, но в этой прихоти огромная доля предосторожности. Алан подхватил ребёнка на руки, тот захныкал, проснувшись окончательно. Пришлось укачивать, пока не разбудил всю округу. Затем попрошайка повернулся к Валентине.
- Пошли, - слов был не нужно. Он двинулся в указанном девушками направлении изредка оборачиваясь на спасённую.

--> второй район

Отредактировано Alan (2011-07-28 22:21:49)

0


Вы здесь » Шторм-вор » Район №4 » Берег реки