Шторм-вор

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Шторм-вор » Больше, чем можно себе вообразить » За лесами, за горами...


За лесами, за горами...

Сообщений 61 страница 80 из 80

61

Кайл не любил когда ему перечат, не любил, когда го приказам е покоряются или выплняют неверно, но еще больше он не любил личностей, которые просто опускали руки без какой либо борьбы, без малейших стараний хоть что-то для своей задницы. Вот так  же Лили, или как там ее, вместо того, что бы кричать о незаконном задержании ее, о том, что она не кукла, что бы так с ней обращаться, о прочих проблемах, что свалились на ее голову с его появлеением она просто... никакая, безхребетная... словно амеба и вроде бы она есть и вроде бы она есть, одноклеточная, а это не могло ни злить Кингсбери. С внешность этой девчонки, с огнеными кудрями она должна была бы быть по всем законам жанра настоящей бестией, фурией, что идт по голововам ради своей цели! А эта.. точнее сказать даже это, ничего из себя не представляющее тело, что возможно против своей воли умудряется сводить интерес Кингсбери только к одному - тому самому, что она так бережно опекает. Что с ней сделать? Такой подарок не подойдет даже для самого затхлого друга Кайла, как-никак ко всему прочьему он славится изысканым вкусом, а эта дивица лишь испортит его репутацию, отпустить? Об этом не может быть и речи, не для того он столько золота отдал за ее шкуру, а кроме всего прочьего уж лучьше ее просто убить и как вариант самым изящным способом во время полового акта, пусть умрет греховной и в диких муках, огда Кайл зол то страдают все вокруг, а еще немного и его терпение лопнит и все прекратится.
- Неужели ты настолько глупа что и пары слов свзать не можешь?

0

62

Чего он от нее ждет? Что бы деревенская девчонка, в чью голову в течении многих лет вбивали лишь одно – слушайся, будь покорна, не спорь, с родителями, с мужчинами ли, со старшими, с духовенством, и уж тем более с богачами, себе дороже.  Она и не собирается, она что, глупенькая какая, дурочка, что бы с кем-то там связываться? Сидеть, скрываться, быть невидимой, незаметной… чего он от нее ждет? Скажи ей, что через полтысячилетия кто-то там будет всерьез думать о том, что девушек бить нельзя, она посмеется, и ни за что не поверит. Глупости-то какие, право слово, разве кому такое всерьез в голову придет? Женщина собственность мужчины - естественно, если брак благословлен родителями и церковью, ребенок – собственность отца, крестьянин – собственность владельца земель, и ничего более. Только вот глупо предположить, что хоть кто-то возьмет ее в жены, после того, что произошло, а что ее возьмет он, силой, супротив того, что в Библии сказано, это определенно, пусть Библию она и не читала, только видела картинки оттуда, в книге, лежавшей в церкви.
-Я всего лишь деревенская знахарка, не больше.

0

63

"Дура ты, а не деревенская знахарка" - раздраженно думает Кайл, мимо воли любуясь игрой лучей солнца в рыжих кудрях этой простушки, да будь на ее мести любая другая баба то уже давно бы сообразила что куда и где правильно что сделать, что сказать, что бы угодить мужику да получить пару часов спокойствия для себя. Он ведь много от нее не требует, лишь хочет что бы она умела делать элементарные вещи, что могут развеселить его друзей да доставить ему удовольствие, но если так и дальше будет продолжаться, то он разочаруется во всем женском роде, что и так умом не блещет - ведь по ходу дела голова им не для того, что бы в ней мозги были, а для того, что бы шляпка с кучей безобразных перьев отменно сидела, ну и разве что, что бы рот был рабочий. А у этой ни шляпки, ни рта рабочего, ни мозгов. Врал что ли ему травник, когда говорил, что девка смекалиста да отменно в травах разбирается?
-  Я вот не пойму, ты действительно настолько глупа или всего лишь желаешь таковой казаться, что бы от тебя отстали побыстрее? - Несколько резковатым тоном бросил Кингсбери, резко приближая Лили, пойманную за локоть к себе.
пальцы легко нащупали шнуровку корсета и без проблем распуская поворозки, что бы затем откинуть ненужную вещицу прочь, - так лучше не правда ли?
Ухмыльнулся Кайл наслаждаясь дрожью тела юного создания, которое казалось вот-вот получит разрыв сердца:
- Ну что повторим пройденный материал? - засмеялся Кингсбери явно издеваясь и прижимая девчушку в плотную к себе, - Сама виновата, раз другим ничем развлечь не можешь... так что пеняй на себя, а так бы могла и попеть, и станцевать и вслух книгу продекламировать, но нет же, ты же  ты лишь деревенская знахарка в которой нет ничего интересного окромя тела.

Отредактировано Kyle Kingsbury (2011-11-26 03:44:25)

0

64

Она - злиться. Она - сердита. А еще - ей очень страшно. Она была готова умереть очень быстро, она была готова даже к пыткам, была готова сгореть на костре (едва ли можно придумать более ужасную смерть, нежели превращаться в шашлык), но не к медленному, растянутому, подобно патоке, ожиданию смерти. Она догадывалась, что не смотря на его обещания - без сомнения, лживые, для него нет ни Бога, ни Дьявола, он может хоть клясться, но не единому его слову нет и не будет никакой веры - что не выйдет на волу живой... И вообще не выйдет на волю. Оставит ли он  ее для себя, и тогда тоска убьет медленно, но верно, или же прикажет кому-то из добродушных, улыбчивых слуг, может даже лекарю, избавиться от нее - нет никакого смысла растягивать это во времени и угождать ему.
Глупая девчонка - откуда ей знать, что и смерть можно растянуть на много болезненных часов?
Его пальцы проникают под платье и разбираются с заявками корсета, не смотря на то, что она локтем пытается отпихнуть его, ударить локтем куда почувствительней, но не получается. Что ж, не можешь себя защитить - сделай вид, что тебе просто нет дела. Конце концов, это дело пяти минут, не более того, вставит, вытащит, кончит и все. Неужели, она не перетерпит?
-Да. Я всего лишь деревенская знахарка.

0

65

Кайл может вести игру любого покроя, делать все, что пожелает его душа. Терзать. Пытать. Связывать, душить и насиловать. Все, что доставляет ему удовольствие, но вместо этого он нежен. Его действия ласковы и неторопливы, кому как не ему знать о том, что самым ужасным для этой девчонки будет нечто иное, как удовольствие то того, что он будет с ней делать. Испытать оргазм помимо своей воли, поддастся грехам похоти. Похоже, Лили боится именно того, что ей это понравится? Тогда он приложит все усилия, что бы это произошло, но сперва он как следует растянет это мгновение игрой слов:
- Значит, твой Господь запрещает все, что может доставить удовольствие?  Женщина исчадье ада, не за это ли ты чуть было не поплатилась жизнью, всего лишь деревенская знахарка, что была названа ведьмой, а? – Хмыкнул Кайл, аккуратно ловя острый локоток, что так старательно вот уже как пять минут старается угодить по болезненной точке, но вместо этого девушка оказалась легко прижата к зеленой в траве, в то время как руки ее были легко заведены за голову, что бы облегчить доступ Кингсбери ко всем частям тела; скользнув легко по складкам оставшегося платья блондин премило улыбнулся, - Отвратительное действо, да?   

0

66

Он не понимает – Господь не запрещает всего, вовсе нет. Просто зачастую то, что разрешено Господом, может приносить удовольствие, пусть не все это сейчас и понимают, как ни жаль. Девушка знает это, как никто другой, она видит радость во многом. Разве, сердце не наполняется любовью и счастьем, когда губы шепчут молитву? Когда ты наблюдаешь за играющими детьми, или за котенком, возящимся в солнечном лучике? Когда идешь к алтарю, дабы вечно быть с тем, кого любишь? Это все – позволено господом, мило ему, и не запрещено.
Почему он этого не понимает? Почему он хочет сделать ей больно – исключительно ради самого того факта,  что ей больно? Без  каких более мыслей, без страха, без осознания хоть чего либо? Как ему может быть не страшно, нет? Зачем ему это – нести в мир столько ненависти и холода?
Терпи. Молчи. Не показывай. Он хочет увидеть это – ее страх, ее боль, ее разбитые надежды. Терпи. Молчи.
-Нет. – ему не понять суди господней любви – Да. – действие и в самом деле… как бы это сказать… недостойное. Тем не менее, она не сопротивляется. Терпит, да.

0

67

*меня сейчас стошнит*
Кайл терпеливо все сносит, хотя в душе бушует буря – целый ураган, что способен свернуть горы. Не то, что бы его бесит то, что девушка холодна к его ласкам, тут-то как раз все понятно, но вот то, что она пытается прикинуться глупой, ко всему пассивной и не способной за себя постоять, вот это выводит, да. От этого хочется взять в руки хлыст и пороть ее, пороть до тех пор, пока она не начнет огрызаться, протестовать, но Кингсбери сдерживает себя как может. Он видит цель и уверенно идет к ней, результат должен оправдать себя, а значит стоит потерпеть, потому он упорно действует  подчеркнутой лаской, что бы эта дуреха потом видела во снах эти моменты и не могла даже подумать о том, что ей было больно, а стыд это дело такое пара таких сеансов и он пройдет, и девушка, будет ждать моментов экстаза, хотя и наверняка никогда не признается ему в этом. Раздевать ее нет смысла, как-никак он не собирается долго забавляться и более того не стремится лишить ее невинности, не сегодня, не в этом месте. Потому губы поласкав лебединую шею с молочной кожей, опускаются ниже, что бы запечатлеть пару поцелуев на маленьких грудках и последовать дальше, туда, вниз, к самому сокровенному, что так старательно пытается прикрыть девушка. Аккуратно задрав подол юбки и отведя одну из стройных ножек, Кайл ласково погладил внутреннюю сторону бедра, а потом и построил дорожку поцелуе и вынырнул из под юбок, что бы заглянуть в зеленые глаза, и каково же было его удивление, когда он встретился с взглядом девушки, что пристально наблюдала за ним.

0

68

Она почти ничего не чувствует - его губы то на шее, то на подбородке. Немного влажно, так, что хочется ладонью вытереть, или какой-нибудь тканью, но когда его лицо там, это очень сложно сделать. Что ж, начало оказалось вовсе не таким ужасным. Если все и дальше будет так, то, наверное, она и не ощутит ничего особенного, а это только к лучшему. Она будет на сто процентов уверенна в том, что брак это что-то особенное, раз и...раз соитие (она не знала такого умного слова, но лекарь, выходивший ее, посоветовал упоминать его, если речь зайдет о чем-то неприличном) в нем тоже нечто особенное, это без брака будет совершенно иным. Она приободрилась. Можно и потерпеть.
Он переходит к груди, почти полностью прикрытой, слава богу, платьем. Но вот когда он опускается ниже, туда, куда лучше не лезть, она приподнимается на локтях – враг не пройдет, она не пропустит. Ни одно его прикосновение не будет для нее сюрпризом, да! Так легче все контролировать!

+1

69

Девчонка была совершенно непргодной для употребления ну или по крайней не желала таковой быть, что собственно вполне вероятно потому как ей явно не нравилось предстоящее действо, а точнее говоря не нравилось то, что она слышала о нем потому практики-то она иметь явно не могла, что не могло не радовать Кайла. Кингбери был необычаяно ласковый и нежный, хотя это и перечило его внутреней сущности, что сейчас недоольно рычала загнаным зверем глубоко внутырь. Будь его воля он был взял эту девушку жестко и беспощадно, так, что бы каждая клеточка ее организма наполнилась болезненым удовольствием, такое ведь вполне в его силах, но что бы получить желаемое нужно сперва вся эта нигранная сентиментальность и мнительность. От того он и продолжает в том же духе целуя молочную кожу, что необычаянно приятна на ощупь. Руки ласково поглаживаю округлые девичьи бедра с каждым мгновением приближаясь все ближе и ближе к центру женского яства, что бы затем легко скользнуть пальчиками внутырь чуть раздвигая большие половые губы и давая возможность мужчине скользнуть пальцем по клиторальному капюшону отчего Лили едва заметно вздрагивает невольно давая понять блондину, что он на ерном пути. А затем и алые губы легко накрывают розоватую полость, лаская и играя язычком так, что постепенно организм девушки все в более обильных количествах начинает выдлять полупрозрачную жидкость в которую Кайл вмакивает пальцы, что бы тут же облизнуть их пробуя девушку на вкус.

0

70

Какая же она слабая! Как же ей мерзка эта ее слабость! Почему она не может сдержаться, почему она не может сделать вид, будто бы ничего не происходит, почему она не может сделать вид, будто бы она просто лежит на спине и отдыхает, и все в ее жизни прекрасно?
Не так много есть у деревенской девчонки. Не так много есть у деревенщины, того, что принадлежит лично ей: пара платьев и мена белья, нехитрая домашняя утварь (которой, впрочем, у нее уже нет – наверняка, все ее богатство растащили, еще в тот лень, когда девушку отвели к инквизиторам), но это может отнять любой богач. Ей казалось, есть у нее еще что-то, даже не девственность – девственность, как сейчас демонстрирует Кайл, отобрать еще легче – что-то, что заставляет ее любить себя. Через много лет, это назовут самоуважением, Библия называет это гордыней, а она…
Он перестает держать ее за берда и уличив момент, она подскакивает, подбирает ноги.
-Прекратите это. Прекратите это немедленно.

0

71

С каждым мгновением его ласки стают все более и более раскрепощенными, а язык проникает глубже, движения пальцев резче, и кажется, что до кульминации осталось не так далеко, как вдруг девушка вскакивает, бросаясь прочь от Кайла с дикими воплями. Вот. Хоть какая-то реакция. Слабый проблеск адекватности человека, а не вялого овоща, которому плевать на свою судьбу. Приподнявшись на локтях парень широко улыбнулся, пытаясь поймать взгляд зеленых глаз:
- Вернись наместо, Лили, не воспитано вот так просто вскакивать и убегать, - Говорит Кингсбери голосом полным веселых ноток шутливости и спокойствия, отчего-то он уверен девушка далеко от него не уйдет.
Он легко протягивает руку вперед и ласково касается лодыжки девушки, поглаживая при этом вверх-вниз. Такая игра больше в его вкусе и от того где-то в глубине его души просыпается азарт, а в глазах загораются лукавые огоньки.
- Иди ко мне, - Улыбнулся еще шире блондин поманив рыжеволосую ведьмочку пальцем

0

72

Она вскакивает на ноги – стоит ему только дотронуться до ее ступни. Обманчиво весел, обманчиво добр и ласков, однако, разве девушка не знает, что внутри него – одна лишь злоба живет? И все, чего он жаждет, это боль, это ее мучения, это ее смерть?
Смерть. Как же ей страшно убивать себя! Господь не простит самоубийства – но разве простит распутство? Она знает, что такие люди, как Кайл умеют растягивать боль на долгие дни, но если она только уйдет как мученица, то…
-Невежливо, это делать с девицей то, что вы делали со мной, да еще и против ее воли – она несколько секунд смотрит на вольготно растянувшееся на траве тело, а затем, развернувшись, торопливо перебирая ножками, идет к дому. Если она успеет закрыться в комнате наверху… если он перестанет играть в эту страшную, отвратительную игру…
-Изнасилуйте меня, убейте, что угодно. Мне все равно.

0

73

Девушка вскакивает на ноги бросаясь прочь словно от прокаженного вызывая тем самым у парня кривую ухмылку:
- Ты определись уже скорее, то говоришь о невежливости, то молишь об изнасиловании! Сказала бы сразу, что любишь, что бы мужчина доминировал и все такое, а то ломалась-ломалась и тут на тебе, - Хохотнул блондин, вскакивая на ноги и подбегая к  Лили, что бы тут же заключить ее в объятия, -  И если бы было все равно то не убегала бы, а к том же ты боишься из-за всех нелепец что слышала за свои годы жизни, а более того, чувство стыда сжигает тебя: тебе говорили, что это отвратительно и безнравственно, а сейчас ты испытываешь чувство непознаное ранее, оно приятной тяжестью разлевается по всему телу заставляя бесстыдно желать большего: откровенных поцелуев в самых потайных местах, резких проникновений... имено туда, да-да, ты ведь хочешь этого от того так и нервничаешь убегая. Я бы мог продолжить, но сперва... пойдем, - Спокойным олосом проговорил Кингсбери, а затем просто потянул девушку за тонкую ручку по направлении к конюшне.

0

74

Он перевирает ее слова, он ей откровенно врет – говорит ее словами, но словно плюет ей в лицо, этой мерзостью, этой гадостью, он наслаждается, когда видит ее боль и страх – и заставляет остановиться, обхватив за талию, притягивая к себе, силой, через ее боль. Как ему не стыдно! Как он может с ней так поступать? Что ей делать со своей болью, со своим страхом?
-Я хочу, что бы вы сделали все быстро, а не мучили меня. Я хочу, что бы вы не делали этого.
– не смотря на то, что она съела совсем немного, откусила кусочек от того, что он ей дал, но к горлу от его описаний подступает тошнота, и это даже скрывать не надо, все на лице написано.
Она вырывается, сопротивляется… несколько раз ей удается вырвать руку, и тогда она направляется в противоположную сторону, но каждый раз ее попытка побега пресекается.

0

75

Что и говорить эпоха в которой они живут дает о себе знать, это видно по поведению девушки, по ее убеждениям и помыслам, она как зашторенный конь движется только вперед не в силах посмотреть по сторонам потому не удивительно, что Кайл кажется ее безумцем, тираном, что способен сделать все на свете лишь бы ей было еще хуже.
-  Слишком много "я хочу" ты ведь ссама прекрасно понимаешь, что находишься не в том положении где будет учтено твое мнение... - Разводит руками Кингсбери, когда девушка в котоый раз вырываеется и совершает попытку побега, - Почему я не спешу? Потому, что пытаюсь донести тебе то, что не так отвратно, как тебе внушили и что это может приносить даже удовольствие... и похоже ты это чувствуешь, потому и пытаешься сбежать, что бы не признаваться в этом. Или быть может хочешь в уединенном месте продолжить самой? Пальчиком там.. сперва нерешительно, робко, а затем входя во вкус и ускоряясь...
Блондин хохотнул представляя себе эту картину и наслаждаясь перекосившимся лицом Лили:
- Сколько тебе лет ребенок?

0

76

Разве это не так? Разве не его самоцель – получить удовольствие, растоптав то, что может ему помешать? Ее печаль, ее скромность, ее… то, что она есть? Маленький домик на отшибе деревни, травы, привешенные к балкам на головой так низко, что приходится все время нагибаться, что бы не сбить их головой и не повредить случайно нежные соцветия, это ведь может все испортить ведь, а зимой нигде не найдешь столь ценного сухостоя, что может спасти кому-то жизнь. Если бы он просто дал ей уйти – она бы нашла способ вернуться туда, и быть незаметной для всех, не зря там почти никогда не бывало гостей, в ее маленьком домике, а уж после того как ведьму «сожгли» так и вовсе нет причин появляться. Только разве что какие мальчишки деревенские, ну так их отпугнуть можно вполне. Он опять ее ловит, не дает уйти, и все, чего она хочет – заткнуть уши ладошками. Будто бы ей позволена такая роскошь… на лице мгновенно проступает омерзение – она весьма легко тушит пожар, разгоревшийся внутри от его действий, и ни о чем таком не помышляет даже.
-Семнадцать. Мне семнадцать.

0

77

- Ну вроде бы и уже довольно взрослая, значит в голове должно что-то быть, а ведешь себя как дитя ей Богу! - Проговорил Кингсбери пригрозив девушке пальцем.
Наконец-то достигнув заветной цели, а именно конюшни, парень расжал свою железную хватку отпуская девчушку на свободу, вот только похоже она уже и передумала бежать, как только увидела всех породистых лошадей, что предстали ее взору. Все как на подбор красивые, подтянутые и ухоженые. Такими животными не возможно не восхищаться. Потому не долго думая Кайл прошел к своей излюбленной вороной кобыли по кличке Келпи, и ласково погладил по морде самое прекрасное создание в мире. Вот существо которое он любил больше чем кого либо, даже пожалуй самого себя....
- Самая красивая самка в моей жизни, и самая умная, - с восхищением протянул блондин, начиная готовить лошадь к поездке. а именно быстро, но чательно прочесывая шерстку, что бы потом надеть всю остальную сбрую, и лишь потом когда все приготовления закончины вскочить быстро в седло так, что девушка и глазом моргнуть не успела... а как только пришла в себя так и вовсе окаалась впереди него сидящей и крепко заключенной в объятия мужчины:
- Нас ждет небольшая прогулка, и не переживай, Келпи очень вынослива, и к тому же привыкла к нагрузкам...

0

78

-Я не хочу превращаться в вашу шлюху, как вам это угодно – вы ведь помните, что ее чему-то там учили и она, не смотря на все то внешнее равнодушие, которое девушка испытывает к этим занятиям, кое-что невольно остается в ее голове, прячется где-то там, в закутках, тянет к себе, атакует, тянет… ломает ее в том направлении, что так угодно ему, превращает ее в это… в это нечто.
Какие животные были в деревне? Свиньи, козлы, пара коров, но для нее это было слишком затруднительно. Она не раз видела таких, сельскохозяйственных животных, она за ними много раз ухаживала, но еще ни разу не приближалась так близко к лошадям – таким бесконечно красивым лошадям, как эти. Да и не очень-то хотелось, если честно – в таких больших существах наверняка скрыта какая-то жуткая угроза. Вот и сейчас она держится подальше от них – пока он через силу не усаживает ее перед собой.
-Куда вы меня везете?
– ей страшно, честное слово.

0

79

- Фу, какие отвратительные слова ты знаешь! - Рассмеялся блондин скорчив рожицу и демонстративно, а кроме того легко, похлопывая по алым устам девушки, - Не пристало придворным дамам такое говорить! Да-да, так, что я настаиваю на том, что бы ты выкинула подобную лексику из своей головы!
Он шутит с ней, играет, как только пожелает его душа, хотя на самом деле, не будь всех этих упрямых протестов, глупых восклицаний он просто бы выебал ее, жестко так, с пытками и выкинул бы на съедение слугам, что любят подбирать недоедки после своего господина, но вместо того он развлекается, нарочно растягивает момент, хочет тыкнуть девчонку носом в то насколько прекрасным может быть половой акт. Тем более у него сейчас много свободного времени, ведь все дела он поделал во время своего отъезда в Лондон и теперь можно резвится как только заблагорассудится , как минимум месяц.
- О, на прогулку милая моя! Там неподалеку в лесу есть горная речушка, глубокая, с холодной водой вне зависимости от времени года, и кристально чистая! И я знаю одно излюбленное мною местечко где ее поток медленный и измеренный словно бы на том месте она отдыхать - вот там поистине прекрасный образец клочка природы к которому не коснулась рука человеческая.

0

80

Она выглядит крайне странно – этот полураспущенный корсет, неловко задранные нижние юбки, которые она так и не осмелилась пока одернуть (слава богу, эта ее «проблема» была скрыта тяжелой верхней юбкой), и вообще… если кто-то их сейчас увидит, то… то… то сразу же станет понятно, кто она такая, и что она… что она совершенно пустое место. Что она опозорена. Возможно, она и в самом деле получит свободу, что она сможет вернуться обратно, в свои края, и жить в своем маленьком домике, но – она уже никогда не сможет быть счастливой. Она всегда будет помнить все это, его похоть, его жестокость. Он не делает ей больно, не трогает ее физически, и все же, он слишком к ней жесток.
Следующие полчаса езды проходят в тишине – она старается не думать о том, что происходит, не думать об его руке на своей талии, не думать о том, что же ждет ее дальше… он может думать как угодно, но девушке и в самом деле не в восторге от того, что он делает с ней. Не укладывается это в рамки ее мира, это нечто совершенно невероятное для нее… и едва ли девушке стоит рушить свой мир, и позволять это делать ему. Слишком много последствий это может иметь.

0


Вы здесь » Шторм-вор » Больше, чем можно себе вообразить » За лесами, за горами...